Sunday, January 11, 2015

1/15 Дети ГУЛАГа

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФОНД «ДЕМОКРАТИЯ»
(Фонд Александра Н. Яковлева)

РОССИЯ, XX ВЕК
ДОКУМЕНТЫ
СЕРИЯ ОСНОВАНА В 1997 ГОДУ
ПОД ОБЩЕЙ РЕДАКЦИЕЙ АКАДЕМИКА А.Н.ЯКОВЛЕВА
РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ:
А.Н. Яковлев (председатель), ГА. Арбатов, ЕЛ* Гайдар, В.П. Козлов, В.А. Мартынов, СВ. Мироненко, В.П. Наумов, Ч. Палм, Е.М. Примаков, Э.С. Радзинский, А.Н. Сахаров, Г.Н. Севостьянов, Н.Г Томилина, С.А. Филатов, А.О. Чубарьян, В.Н. Шостаковский, А.А. Яковлев, В.Н. Якушев
МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФОНД «ДЕМОКРАТИЯ», МОСКВА ГУВЕРОВСКИЙ ИНСТИТУТ ВОЙНЫ, РЕВОЛЮЦИИ И МИРА СТЭНФОРДСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ, СТЭНФОРД, КАЛИФОРНИЯ

РОССИЯ. XX ВЕК
ДОКУМЕНТЫ
Дети ГУЛ А Га
19 18-1956
СОСТАВИТЕЛИ:
С.С. Виленский, А. И. Кокурин, Г. В. Атмашкина, И.Ю. Новиченко
МОСКВА 2 0 0 2










УДК 343.81 (093.2) ББК 67.409 Д 38
Международный фонд «Демократия» (Фонд Александра Н. Яковлева) выражает признательность Гуверовскому институту войны, революции и мира за участие в подготовке и издании ряда книг серии «Россия. XX век. Документы», а также Роберту Конквесту и Стивену А. Барнсу (США) за оказанную помощь и консультации.
Дети ГУЛАГа. 1918-1956.
Под ред. акад. А.Н. Яковлева; сост. С.С. Виленский и др. М.: МФД, 2002 — 631 с. — (Россия. XX век. Документы).



ISBN 5-85646-079-0



Документы, представленные в сборнике, свидетельствуют о трагической судьбе миллионов детей в стране «счастливого детства». Общая репрессивная система СССР, разрушившая миллионы семей, обрекла маленьких граждан на сиротство, страдания и гибель.
УДК 343.81 (093.2) ББК 67.409
© Международный фонд «Демократия» (Фонд Александра Н. Яковлева), 2002
© Гуверовский институт войны, революции и мира, 2002
© С.С. Виленский, вступительная статья, 2002
© С.С. Виленский, А.И. Кокурин, Г.В. Атмашкина, И.Ю. Новиченко, ISBN 5-85646-079-0 составление, примечания, аппарат, 2002

ПРЕДИСЛОВИЕ
Международный фонд «Демократия» и Гуверовский институт объединили усилия в осуществлении совместного проекта по изданию ряда документальных сборников, отражающих историю Советского Союза. Цель проекта — опубликовать документы, используя в качестве источников недавно открытые архивы КПСС и советского государства, и таким образом сделать доступными для мировой науки данные о судьбоносной истории, которые в течение долгого времени оставались закрытыми. Проект, в частности, ставит цель осветить для русского и других народов России некоторые важные аспекты их недавнего прошлого. Каждый том этой серии освещает одно решающее событие или тему в эволюции советской системы и включает отобранные из советских архивов ключевые документы, сопровождаемые примечаниями и комментариями видного ученого-редактора.
В настоящий том «Дети ГУЛАГа. 1918—1956» включены документы о судьбе детей в течение первых четырех десятилетий Советского Союза. От убийства царской семьи, включая детей Романовых, через ссылку целых крестьянских семейств как части коллективизации, во время которой многие дети умирали, до установления статуса детей как невольников ГУЛАГа, этот сборник архивных материалов документально показывает судьбу детей, ставших «жертвами» советской власти. Подавляющее большинство документов тома никогда раньше не публиковались и открывают историкам новые страницы истории советского периода.
Международный фонд «Демократия» и Гуверовский институт хотели бы выразить признательность Уолтеру Лёвенстерну-мл. за его щедрую финансовую помощь, сделавшую возможным издание настоящего тома.
Международный фонд «Демократия» и Гуверовский институт предпринимают данный проект исходя из понимания, что история действительно важна и путь развития и будущее нации в значительной мере определяются ее пониманием своего прошлого. С самого начала советская система скрывала и искажала информацию, что исключало возможность объективного анализа и значительно затрудняло поиск истины. Следует

6
ДЕТИ ГУЛАГА 1918-1956
надеяться, что настоящий проект даст возможность народу России, так же как и ученым других стран, получить более точное и глубокое представление о советской истории. Такое понимание, как представляется, не может не принести пользы всему миру и будущим поколениям.
Академик А.Н. ЯКОВЛЕВ, Президент Международного фонда «Демократия», Москва, Россия
Джон РЕЙСИАН, Директор Гуверовского института, Стэнфордский университет, Стэнфорд, Калифорния, США
1 октября 2001 года

ВВЕДЕНИЕ
Прежде всего — о названии книги. С формальной стороны оно не охватывает всего корпуса собранных в ней документов: название ГУЛАГ появилось в 1930 году, а речь здесь — и о судьбах миллионов детей времен Гражданской войны и последовавшего за ней десятилетия. Но слово ГУЛАГ — аббревиатура Главного управления лагерей ОГПУ—НКВД—МВД СССР — давно уже стало синонимом долговременной жесточайшей трагедии, разрушившей, разметавшей миллионы семей, безмерных страданий и гибели ни в чем не повинных людей, сиротского детства.
Мы отдавали себе отчет в том, что в 40-томной серии «Россия. XX век. Документы» — это единственная книга, посвященная детям, оказавшимся без родительской опеки в мире взрослых. Ради полноты исторической картины в такой книге должны быть использованы все доступные нам источники. Именно поэтому в ней представлены не только директивные документы, отражающие цели, которые преследовали в отношении этих детей советские руководители в ходе большевистского эксперимента над страной, рассекреченные гулаговские и другие официальные документы, связанные с выполнением этих директив, но и свидетельства частных лиц и самих — в ту пору несовершеннолетних — жертв репрессий.
Теоретически карательная политика большевиков в первые годы советской власти строилась на разграничении представителей трудящихся масс, правонарушителям из числа которых назначались предельно мягкие наказания, и классово враждебных элементов, не заслуживающих снисхождения. Так, в Исправительно-трудовом кодексе РСФСР 1924 года записано: «Режим в трудовых колониях преимущественно для правонарушителей из среды трудящихся, случайно или по нужде впавших в преступление, должен приближаться к условиям работы и распорядка для свободных граждан». Еще более мягкими выглядят в нем правила содержания приговоренных судом к лишению свободы подростков от 14 до 16 лет и «несовершеннолетних из рабоче-крестьянской молодежи — от 16 до 20 лет».
Такое идеологическое обоснование формирующейся советской пенитенциарной системы на практике свелось к тому, что уголовные элементы рассматривались в течение многих десятилетий как «социально близкие», в отличие от осужденных по 58-й статье — политической. Сказанное в полной мере относится и к колониям для несовершеннолетних.
Политика большевиков вела к разрушению социально чуждых им семей, к отрыву детей от родителей, с тем, чтобы дать этим детям «правильное», коллективистское воспитание. На практике осиротевшие голодные дети из порушенных нравственно здоровых семей, осужденные за воровство и бродяжничество, за сбор колосков, бегство из фабрично-заводских училищ, за опоздание на работу,

8
ДЕТИ ГУЛАГА 1918-1956
за слово правды, квалифицированное как антисоветская агитация, оказывались во власти невежественных, вороватых «воспитателей», поощрявших доносительство и культ силы. Все это, конечно, сопровождалось пропагандистской риторикой. Над беззащитными детьми издевались и «воспитатели», и уголовники. О том, что дело, как правило, обстояло именно так, свидетельствуют публикуемые здесь воспоминания людей, прошедших через детприемники, детские дома и колонии, а также отчеты гулаговских проверочных комиссий.
Давно замечено, что, если карать не за что-то, а во имя чего-то, остановиться нельзя. Придя к власти, большевики стали смотреть на детей из социально чуждых им слоев общества, как на политических противников. Их брали в заложники, мучили, убивали. Казалось бы, что общего между царскими и крестьянскими детьми? Но прошло совсем немного времени после расстрела царской семьи, и «во имя счастья трудящихся» стали брать в заложники и уничтожать крестьянские семьи, включая даже грудных младенцев. Так, в концлагерях Тамбовской губернии в июле 1921 г., даже после проведенной по их «разгрузке» кампании, находилось свыше 450 детей-заложников в возрасте от одного года до 10 лет*.
Затем последовало раскулачивание, унесшее жизни сотен тысяч крестьянских детей. Основная масса крестьянских семей в полном составе выселялась в отдаленные районы страны. Везли под конвоем, в скотских условиях. В одном из приведенных в сборнике писем Председателю ЦИК СССР Калинину о высылке семей из Украины и Курска говорилось: «Отправляли их в ужасные морозы — грудных детей и беременных женщин, которые ехали в телячьих вагонах друг на друге, и тут же женщины рожали своих детей (это ли не издевательство); потом выкидывали их из вагонов, как собак, а затем разместили в церквах и грязных, холодных сараях, где негде пошевелиться. Держат полуголодными, в грязи, во вшах, холоде и голоде, и здесь находятся тысячи, брошенные на произвол судьбы, как собаки, на которых никто не хочет обращать внимания...»
Находясь на спецпоселении, в гиблых местах, непригодных для жизни, в условиях постоянного голода, дети спецпоселенцев были обречены на вымирание. Так в ходе обследования условий жизни спецпоселенцев в спецпоселке «Бушуй-ка» было установлено, что из 3306 живущих там человек 1415 человек составляют дети до 14 лет, из которых «за 8 месяцев умерло 184 человека детей до 5 лет, что составило 55% всей смертности в поселке... Так называемый «детдом», в котором живет изолированно от родителей подавляющее большинство детей... представляет из себя барак с двойными нарами»**.
В докладной записке Ягоды о положении спецпоселенцев от 26 октября 1931 г. председателю ЦКК ВКП(б) Рудзутаку отмечалось: «Заболеваемость и смертность с/переселенцев велика... Месячная смертность равна 1,3% к населению за месяц в Северном Казахстане и 0,8% в Нарымском крае. В числе умерших особенно много детей младших групп. Так, в возрасте до 3-х лет умирает в месяц 8-12% этой группы, а в Магнитогорске еще более, до 15% в месяц»***.
Безответные дети, старики и женщины перешли на подножный таежный корм. Перед фактом массовой детской смертности от голода комендантам поселков дали понять, что не стоит строго блюсти инструкцию о ссылке, запрещающую
* См.: Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в 1919-1921 гг. («Антоновщина»). Документы и материалы. Тамбов, 1994. С. 246. Док. 283 ** РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 120. Д. 52. Лл.214 и 219.
*** Земское В.Н. «Кулацкая ссылка» в 30-е годы.//Социологические исследования, 1991

ВВЕДЕНИЕ
9
покидать место отбывания. Не нужно, проинструктировали комендантов изустно, препятствовать уходу детей (только детей!) в лес и тундру в поисках продовольствия и попытках бегства в родные края. И уходило ссыльное детство в зимнюю тайгу, чтобы, заблудившись, умереть от истощения или стать жертвой хищников. По весне местные власти северных городков Урала с тревогой сообщали о выходе из лесов многих тысяч голодных беспризорников*. Детская беспризорность была обычным явлением в «кулацкой ссылке». Только в труд-поселках «Западлеса» в конце 1934 года было установлено 2850 детей-беспризорников, родители которых умерли или бежали**.
В архиве Комиссии при Президенте России по реабилитации жертв политических репрессий хранятся письма, которые свидетельствуют о трагической судьбе малолетних «членов крестьянских дворов», ставших жертвами политических репрессий.
«В 1931 г. 12 апреля арестовали моего мужа... 15 мая меня выслали... Ничего не дали с собою. Голых, босых и голодных, с детьми малыми. Отправили в Нарым шесть ребятишек и беременная сама 8 месяцев. На север, Нарымский край, Нововасюганский район по Васюгану на баржах. Выгрузили в болото, не было никакой постройки. Там дети и люди гибли как мухи от голода и холода. Там и мои дети погибли. За что, а кто даст на этот вопрос ответ?». Это строки из письма М.Л. Базих.
А в 1937—1938 годах очередь дошла и до семей, еще недавно считавшихся опорой большевистской власти, — рядовых и номенклатурных коммунистов, объявленных врагами народа. Их жен и детей поразбросали по лагерям и колониям. Изменниками объявлялись не только отдельные люди, но и целые народы. Их депортировали, и вновь гибли дети.
Пусть не введет читателя в заблуждение категория детей, именуемая в документах «беспризорниками». Казалось бы, какое отношение имеют беспризорники к заявленной в этой книге теме «дети ГУЛАГа»? Прямое. Лишь малая часть их, маленьких бродяг, — из асоциальных семей. В огромном большинстве это дети из семей порушенных, их родители расстреляны, брошены в лагеря, либо — жертвы «голодоморов», раскулачивания. Мало-мальски серьезных исследований относительно того, откуда взялось громадное число беспризорников, не проводилось. Да и сами дети, если их спрашивали, чьи они, вряд ли сказали бы, что отцы их — дворяне, священники, чиновники, промышленники, офицеры, полицейские чины... Дети понимали, чем это им грозит. Все они называли себя жертвами голода или детьми рабочих и крестьян. Так обстояло дело в 20-х годах, до коллективизации.
Осиротив миллионы детей, советская власть до отказа набила ими детдома и детские колонии, принялась «перековывать» их и «перевоспитывать».
В 1921 г. была создана Комиссия при ВЦИК по улучшению жизни детей во главе с главным чекистом Феликсом Дзержинским и вскоре сменившим его А.Г. Белобородовым, бывшим в 1918 году председателем исполкома Уральского облсовета и имевшим прямое отношение к расстрелу царской семьи. Беспризорниками занимались Наркомпрос, НКВД, Наркомюст, губернские и местные власти. Неоднократно занималось этим вопросом Политбюро ЦК партии. На необходимость ликвидации беспризорности указывал лично Сталин. И при всем том за весь период советской власти ликвидировать беспризорниче
* Базаров А. Дурелом, или Господа колхозники. Курган, 1997. С. 356. ** Земское В.Н. «Кулацкая ссылка» в 30-е годы.//Социологические исследования, 1991, №10. С. 11.

10
ДЕТИ ГУЛАГА 1918-1956
ство не смогли. Его порождали условия жизни, созданные советской властью.
Периодически от массы беспризорников очищали столичные и южные города, но проходило немного времени, и они снова появлялись там. Об этом свидетельствуют многие документы. Лишь малая, но достаточно убедительная часть их представлена в настоящем издании.
Большевистские «вожди» не только по своему усмотрению переписывали историю, но и истребляли память о репрессированных. Известно немало случаев, когда в детдомах их малолетним детям меняли фамилии. И в наши дни эти уже состарившиеся люди все еще ищут своих родителей.
Хранящиеся в архивах ежегодные сводки о числе несовершеннолетних в исправительных заведениях ГУЛАГа не отражают подлинного количества подвергшихся репрессиям детей. Цифры, измеряемые десятками тысяч, — это только вершина айсберга. Нет никаких обобщенных данных о миллионах взрослых и детей, ставших жертвами Красного террора, спровоцированных большевиками «голодоморов», раскулачивания и этапирования крестьянских семей в необжитые районы Северного Урала и Сибири, депортации семей из Бессарабии, Прибалтики, западных областей Украины и Белоруссии в 1939-1941 годах, депортации целых народов в годы Отечественной войны. По понятным причинам такие сводные отчеты вряд ли были затребованы высшим советским руководством — особенно после Нюрнбергского трибунала. А если они в единичных экземплярах и существовали, то не подлежали хранению. Но и сохранившиеся документы свидетельствуют о катастрофе, постигшей народы СССР. Последствия ее сказываются по сей день.
Конечно, находились честные, совестливые люди, которые не могли смотреть равнодушно на страдания и гибель детей. Таких примеров в этой книге немало. Обычно заступников постигала участь тех, за кого они пытались заступиться. Но бывали редчайшие исключения.
В 1933 году во время паспортизации (колхозникам паспорта не выдавали!) производилась зачистка городов от «деклассированных элементов». В ходе ее шесть с лишним тысяч человек были доставлены из Москвы и Ленинграда в Западную Сибирь и в баржах по Оби «сплавлены» на Север, в Нарым, на остров Назино, где в первые же дни большинство из них погибло.
О том, что эти ссыльные не получали ни грамма хлеба, об издевательствах над ними, взрослыми и детьми, о случаях людоедства написал в адрес Сталина и его «соратников» занимающий скромную должность инструктора Нарымского окружкома ВКП(б) В.А. Величко* — и в Нарым была послана комиссия.
«...изложенные в известном ЦК и крайкому письме тов. Величко... факты в основном подтвердились, — читаем в докладной записке комиссии, — ...нами обнаружена была группа в 682 чел. трудпоселенцев, присланных 14/IX из Томской пересыльной комендатуры для размещения в Колпашевской комендатуре. Группа состояла из детей до 14 лет — 250 человек, подростков — 24 человека, мужчин — 185 и женщин — 213 человек. Эта группа была размещена частью в холодном полузакрытом сарае, а частью прямо под открытым небом около костров. Среди них было много больных, и за 13 дней уже умерло 38 человек... Мы посетили остров Назино. При осмотре его мы там нашли 31 братскую могилу. По заявлению местных работников комендатуры и райкома партии, в каждой из этих могил зарыто от 50 до 70 трупов. Вообще же учета, какое точно количество людей похоронено на острове Назино и кто именно по фамилиям, — таких сведений нет».
* См. документы настоящего сборника № 79 и 80.

ВВЕДЕНИЕ
11
В докладной записке приведен список «неправильно высланных, наиболее характерных».
Вот некоторые из них:
«Овсянников Алексей Иванович — 15 лет, жил у отца: г. Москва, Таганка, Большие Каменщики, 36, кв. 6... арестован на улице.
Горбунова Галина Георгиевна — жена командира секции крейсера «Аврора», проездом через Москву была задержана на Московско-Казанском вокзале, где имела пересадку на Ленинград, при задержании была беременной и родила в Назинском поселке в Нарыме.
Рахаметзянова — 12 лет, татарка, по-русски не говорит, ехала с матерью через Москву, на вокзале мать ушла за хлебом, милицией была задержана и направлена одна в Нарым».
Письмо Величко и докладная записка комиссии впервые опубликованы томским ученым Вильгельмом Фастом*. Подобного рода документы отражают характерное для ленинско-сталинского периода полное пренебрежение к человеческой жизни, в том числе к жизни детей.
Составители ставили перед собой задачу возможно полно и всесторонне, в пределах хронологических рамок настоящего издания и его объема, на основе тематического подбора документов отобразить судьбы миллионов детей, превращенных, вопреки утверждениям советской пропаганды, в изгоев общества.
\
Временные рамки книги —это 1918-1956 годы. Документы, подавляющее большинство которых публикуется впервые, приводятся в хронологическом порядке (насколько это возможно: некоторые не имеют датировки). Книга состоит из четырех глав, соответствующих основным вехам в истории сталинского ГУЛАГа, его филиала для несовершеннолетних. Почти все они, кто отбывал срок по 58-й статье, были освобождены до конца 1956 года.
В приложении к предлагаемому сборнику документов представлены Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в закон Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий», постановление Конституционного суда РФ и решение Тушинского межрайонного народного суда Москвы по искам граждан — детей «врагов народа» — о признании их жертвами политических репрессий.
Научно-справочный аппарат включает в себя примечания, именной указатель, список сокращений, перечень публикуемых документов.
Археографическая подготовка документов в основном проведена в соответствии с «Правилами издания исторических документов» (М, 1990). Подавляющее большинство документов публикуются полностью. Сохранены особенности оформления документов, ограничительные грифы и прочие атрибуты. Документы публикуются с сохранением орфографии подлинников и присущих им стилистических особенностей. Все документы снабжены заголовками, отражающими разновидность документа и его содержание, авторство, адресат и делопроизводственный номер (если он был указан).
Большинство публикуемых документов находятся на хранении в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ) и отложилось в фондах НКВД-МВД СССР (фонд 9401) и ГУЛАГа ОГПУ-НКВД-МВД СССР (фонд 9414), а также фондах Деткомиссии при ВЦИК (фонды 1235, 5207). Ряд публикуемых документов хранятся в РГАСПИ (фонды 72, 78, 613) и некоторых других архивах.
* «Остров смерти». Газета «Народная трибуна». Томск, 1993. Март —апрель.

12
ДЕТИ ГУЛАГА 1918-1956
Особое место в сборнике занимают письма двадцатьгх-тридцатых годов к Е.П. Пешковой в Политический Красный Крест от детей, родители которых были репрессированы (ГАРФ, фонд 8409), а также письма-ходатайства детдомовцев, колонистов, школьников и крестьянских детей к Калинину, Крупской, Сталину (ГАРФ, РГАСПИ) или сочинения детей спецпереселенцев, не вошедшие в книгу «Мы из Игарки» (архив г. Троицка Челябинской обл.).
Некоторые документы настоящего сборника (свидетельства, воспоминания, написанные уже взрослыми людьми о своем детстве) находятся на хранении в архиве Московского историко-литературного общества «Возвращение» и в архиве историко-просветительского общества «Мемориал». В сборнике также представлены письма в «Мемориал» 1988-1993 годов (Архив НИПЦ «Мемориал», фонд 11 «Репрессированное детство»). В них уже взрослые люди рассказывают о своих репрессированных родителях, с которыми их разлучили в годы террора. Пусть и скупо, отодвигая себя на второй план, но они повествуют в то же время и о своей судьбе. Многие из них, бывшие детдомовцы, до сих пор ищут своих родителей, братьев и сестер.
Картину положения женщин, находившихся в лагере вместе с детьми, воссоздают воспоминания М. Сандрацкой, X. Волович и других.
Составители выражают признательность сотрудникам Российского государственного архива социально-политической истории, руководителю Государственного архива Российской Федерации Сергею Владимировичу Мироненко и заведующей отделом ГАРФ Дине Николаевне Нохотович за помощь в нашей работе.
Также благодарим научного сотрудника НИПЦ «Мемориал» Ирину Ивановну Осипову, заведующую архивом НИПЦ «Мемориал» Алену Геннадьевну Козлову и тех, кто в «Мемориале» собирал письма детей репрессированных и работал с ними, — Изольду Николаевну Руденскую, Анатолия Робертовича Канторовича.
Большую признательность составители выражают председателю Общества жертв двух тоталитарных режимов Альдоне Владимировне Волынской за переданные в архив МИЛО «Возвращение» уникальные документальные материалы; Татьяне Сергеевне Сергеевой, ведущей рубрики «Репрессированное детство» газеты «Московская правда»; писателям Виталию Александровичу Шантолинскому и Владимиру Николаевичу Леоновичу.
Огромная благодарность тем детям репрессированных, кто в России и из-за рубежа откликнулся на призыв прислать свои воспоминания для этого сборника (воспоминания Марии Соломоник из Германии нам передал ее муж Илья Со-ломоник).
Тема «дети ГУЛАГа» отнюдь не исчерпана данным сборником. Но это уже иные дети, иные судьбы и тема иной книги.
Семен ВИЛЕНСКИЙ, председатель Московского историко-литературного общества «Возвращение»

Глава I
«МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ МИР ПОСТРОИМ...»
1918-1936 гг.
№1
ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ КОМЕНДАНТА ИПАТЬЕВСКОГО ДОМА Я.М. ЮРОВСКОГО О РАССТРЕЛЕ ЦАРСКОЙ СЕМЬИ, ЗАПИСАННЫХ ИСТОРИКОМ М.Н. ПОКРОВСКИМ В 1921 году
16/VII <1918 года> была получена телеграмма из Перми на условном языке, содержавшая приказ об истреблении Р<омано>вых1. 16-го в 6 ч<асов> веч<ера> Филипп Г<олощеки>н предписал привести приказ в исполнение. В 12 часов ночи должна была приехать машина для отвоза трупов. В 6 часов увели мальчика..., что очень обеспокоило Р<омано>вых и их людей. Приходил д<октор> Боткин спросить, чем это вызвано. Было объяснено, что дядя мальчика, который был арестован, потом бежал, теперь опять вернулся и хочет увидеть племянника. Мальчик на следующий день был отправлен на родину (кажется в Тульскую губернию). Грузовик в 12 часов не пришел, пришел только в '/г второго. Это отсрочило приведение приказа в исполнение. Тем временем были сделаны все приготовления: отобрано 12 человек (в т. ч. 6 латышей) с наганами, которые должны были привести приговор в исполнение. 2 из латышей отказались стрелять в девиц. Когда приехал автомобиль, все спали. Разбудили Боткина, а он всех остальных. Объяснение было дано такое: «Ввиду того, что в городе неспокойно, необходимо перевести семью Р<омано>вых из верхнего этажа в нижний». Одевались с '/г часа. Внизу была выбрана комната с деревянной оштукатуренной перегородкой (чтобы избежать рикошетов); из нее была вынесена вся мебель. Команда была наготове в соседней комнате. Р<омановы> ни о чем не догадывались. Ком<ендант> отправился за ними лично, один, и свел их по лестнице в нижнюю комнату. Ник<олай> нес на руках А<лексея>, остальные несли с собой подушечки и разные мелкие вещи. Войдя в пустую комнату, А<лександра> Ф<едоровна> спросила: «Что же, и стула нет? Разве и сесть нельзя?» Ком<ендант> велел внести два стула. Ник<олай> посадил на один А<лексея>, на другой села А<лександра> Ф<едоровна>. Остальным ком<ендант> велел стать в ряд. Когда стали — позвали команду. Когда вошла команда, ком<ендант> сказал Р<омано>вым, что ввиду того, что их родственники в Европе продолжают наступление на Советскую Россию, Уралисполком постановил их расстрелять. Николай повернулся спиной к команде, лицом к семье, потом, как бы опомнившись, обернулся к коменданту с вопросом: «Что? Что?» Ком<ендант> наскоро повторил и приказал команде готовиться. Команде заранее было указано, кому в кого стрелять, и приказано целить прямо в сердце, чтобы избежать большого количества крови и покончить скорее. Николай больше ничего не произнес, опять обернувшись к семье, другие произнесли несколько несвязных

14
ДЕТИ ГУЛАГА 1918-1956
восклицаний, все длилось несколько секунд. Затем началась стрельба, продолжавшаяся две-три минуты. Ник<олай> был убит самим ком<ендант>ом наповал. Затем сразу же умерли А<лександра> Ф<едоровна> и люди Р<омано>вых (всего было расстреляно 12 человек: Ник<ол>ай, А<лександра> Ф<едоровна>, четыре дочери — Татьяна, Ольга, Мария и Анастасия, д<окто>р Боткин, лакей Трупп, повар Тихомиров, еще повар и фрейлина, фамилию которой ко-м<ендант> забыл). А<лексей>, три его сестры, фрейлина и Боткин были еще живы. Их пришлось пристреливать. Это удивило ком<ендан>та, т. к. целили прямо в сердце. Удивительно было и то, что пули наганов отскакивали от чего-то рикошетом и как град прыгали по комнате. Когда одну из девиц пытались доколоть штыком, то штык не мог пробить корсажа. Благодаря всему этому, вся процедура, считая «проверку» (щупанье пульса и т.д.), взяла минут 20. Потом стали выносить трупы и укладывать в автомобиль, <он> был выстлан сукном, чтобы не протекала кровь. Тут начались кражи; пришлось поставить 3 надежных товарищей для охраны трупов, пока продолжалась переноска (трупы выносили по одному). Под угрозой расстрела все похищенное было возвращено (золотые часы, портсигар с бриллиантами и т.п.). <...>
ГАРФ. Ф. 601. Оп. 2. Д. 27. Лл. 31-32. Копия. Машинопись. №2
ИЗ АКТОВ РАССЛЕДОВАНИЙ И СВЕДЕНИЙ ОСОБОЙ КОМИССИИ ПО РАССЛЕДОВАНИЮ ЗЛОДЕЯНИЙ БОЛЬШЕВИКОВ, СОСТОЯЩЕЙ ПРИ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМ ВООРУЖЕННЫМИ СИЛАМИ НА ЮГЕ РОССИИ2
Дело № 18
Акт расследования о социализации девушек и женщин в гор. Екатеринодаре по мандатам советской власти
В г. Екатеринодаре большевики весною 1918 года издали декрет, напечатанный в «Известиях» Совета и расклеенный на столбах, согласно коему, девицы в возрасте от 16 до 25 лет подлежали «социализации», причем желающим воспользоваться этим декретом надлежало обращаться в подлежащие революционные учреждения. Инициатором этой «социализации» был комиссар по внутренним делам еврей Бронштейн. Он же выдавал и «мандаты» на эту «социализацию». Такие же мандаты выдавал подчиненный ему начальник большевистского конного отряда Кобзырев, главнокомандующий Ивашев, а равно и другие советские власти, причем на мандатах ставилась печать штаба «революционных войск Северо-кавказской советской республики». Мандаты выдавались как на имя красноармейцев, так и на имя советских начальствующих лиц — например, на имя Карасеева, коменданта дворца, в коем проживал Бронштейн: по этому образцу предоставлялось право «социализации» 10 девиц.
Образец мандата:
МАНДАТ
Предъявителю сего товарищу Карасееву предоставляется право социализировать в городе Екатеринодаре 10 душ девиц возрастом от 16-ти до 20-ти лет на кого укажет товарищ Карасеев.
Главком Иващев <подписъ> Место печати <печатъ>

ГЛАВА I. «МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ МИР ПОСТРОИМ...» 1918-1936 гг.
15
На основании таких мандатов красноармейцами было схвачено больше 60 девиц — молодых и красивых, главным образом, из буржуазии и учениц местных учебных заведений. Некоторые из них были схвачены во время устроенной красноармейцами в городском саду облавы, причем четыре из них подверглись изнасилованию там же, в одном из домиков. Другие были отведены в числе около 25 душ во дворец войскового атамана к Бронштейну, а остальные в «Старокоммерческую» гостиницу к Кобзыреву и в гостиницу «Бристоль» к матросам, где они и подверглись изнасилованию. Некоторые из арестованных были засим освобождены, так, была освобождена девушка, изнасилованная начальником большевистской уголовно-розыскной милиции Прокофьевым, другие же были уведены уходившими отрядами красноармейцев, и судьба их осталась невыясненной. Наконец, некоторые после различного рода жестоких истязаний были убиты и выброшены в реки Кубань и Карасунь. Так, например, ученица 5-го класса одной из екатеринодарских гимназий подверглась изнасилованию в течение двенадцати суток целою группою красноармейцев, затем большевики подвязали ее к дереву и жгли огнем и, наконец, расстреляли.
Фамилии потерпевших лиц не опубликовываются по понятным основаниям.
Настоящий материал добыт Особой комиссией с соблюдением требований Устава уголовного судопроизводства.
Дело № 15
Сведения о злодеяниях большевиков в городе Екатеринодаре и его окрестностях
В г. Екатеринодар большевики вступили 1 марта 1918 года. В тот же день была арестована группа лиц мирного населения, преимущественно интеллигенции, и все задержанные в числе 83-х лиц были убиты, зарублены и расстреляны без всякого суда и следствия. Трупы были зарыты в трех ямах тут же в городе. Ряд свидетелей, а равно врачи, осматривавшие затем убитых, удостоверили случаи зарытая недобитых, недорубленных жертв. В числе убитых опознаны: член городской управы Пушкарев, нотариус Глоба-Михайленко и секретарь Крестьянского союза Молчанов, а также дети 14-16-летнего возраста и старики свыше 65 лет. Над жертвами издевались, отрезали им пальцы рук и ног, половые органы и обезображивали лица. 4-го <...> марта, после ряда издевательств и троекратного ареста, был зарублен в Екатеринодаре, у гостиницы Губкина, полковник Орлов; равным образом уничтожена его семья, состоявшая из жены, двух дочерей и двух сыновей. Затем, И марта, в Екатеринодаре были зарублены на вокзале бывший товарищ министра земледелия Кубанского краевого правительства Юшко с сыном. У последнего установлено несколько рубленых и 10 штыковых ран. <...>
Дело № 11
Сведения об арестах, производившихся большевиками
в Ставрополе (кавказском) с 1 января по 8 июля 1918 года
<...>
Арестовывались дети с 14 лет и старики свыше 70 лет, и отмечается также ряд случаев повторных арестов одного и того же лица. В тех же возрастах арестованные убивались без следствия и суда с бессмысленной жестокостью, искалывались штыками на улицах, на свалочных местах.
<...>

16
ДЕТИ ГУЛАГА 1918-1956
Дело № 7
Сведения о массовых убийствах, совершенных большевиками (коммунистами) в июне — июле 1918 года в городе Ставрополе (кавказском)
Большевистская власть организовалась в городе Ставрополе в январе 1918 года. Не имея поддержки в здоровой части общества, а опираясь исключительно на хулиганские и преступные элементы черни, власть эта вынуждена была потворствовать грабительским и кровожадным инстинктам этой толпы и постепенно, но очень быстро пришла, как и везде, к проведению в жизнь жестокого террора, разыгравшегося в полной мере в конце июня и начале июля 1918 года.
<...>
Кровавый террор начался в ночь с 19 на 20 июня; с этого числа все последующие дни и ночи комиссариат был переполнен арестованными и конвойными красноармейцами.
<...>
Убивали людей повсюду: около их домов, близ вокзала, в казармах, трупы находились на улицах, в канавах, в лесу под городом, и т. д.; среди зарубленных были офицеры, частные лица, старики, подростки-гимназисты; все найденные трупы оказались в одном нижнем белье, одежда и обувь отбирались красноармейцами; на всех трупах обнаружены многочисленные ранения и огнестрельным, и холодным оружием, преимущественно по голове, по лицу, по глазам, следы побоев, вывихов и даже удушения, у многих головы раздроблены, лица изрублены, все это свидетельствует о невероятной жестокости убийц, наносивших своим жертвам, раньше чем с ними покончить, возможно больше мучений.
Дела №№ 27-32, 34-36 Акт расследования по делам о злодеяниях большевиков в 1919 году в г. Новочеркасске и других местностях Донской области
<...>
14 февраля банда матросов и красноармейцев, человек в пятьдесят, частью пьяных, прибыли вместе с подводами к лазарету № 1, где лежало около ста офицеров и партизан, тяжело раненных и больных. Большевики ворвались в палаты и, нанося раненым оскорбления, начали выносить их на носилках в одном нижнем белье на улицу и грубо сваливать друг на друга в сани. День был морозный и ветреный, раненые испытывали холод и просили позволить им одеться, но большевики, глумясь, заявили: «Незачем, все равно расстреляем», — причем ударили одного раненого по переломленной ноге шиною. По уходе большевиков в лазарете было обнаружено пустыми 42 койки. Часть больных скрылась, откупившись у большевиков за деньги, а остальные в тот же день были заколоты, изрублены и застрелены за городом и брошены без погребения. Из числа погибших установлены фамилии 11 лиц: Видов, Марсов, Черемшанский, Агапов, Попов, Бублеев, Антонов, Кузьмичев, Белосинский, Матвеев и Соловьев, в возрасте от 14 до 22 лет, офицеры, юнкера, кадеты и добровольцы.
<...>
В конце февраля 1918 года в Персиановке, дачной местности близ г. Новочеркасска, было убито 6 мальчиков-партизан в возрасте от 14 до 18 лет, преимущественно учеников средней школы. Большевики-красноармейцы раздели их донага, выстроили в ряд на улице и тут же расстреляли, а их одежды, пререкаясь, поделили между собой. Тогда же в Персиановке по доносам местных жителей было расстреляно еще десять человек, старик священник Иоанн Кули

ГЛАВА I. «МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ МИР ПОСТРОИМ...» 1918-1936 гг.
17
ковский, отставной военный врач Дьяконов, 64 лет, отставной генерал Медведев, Быкадорова, 67-летняя старуха, несколько казаков. Убийства сопровождались грабежами, погромами домов и садов. <...>
Составлено 20 мая 1919 года Екатеринодар
Председатель Особой комиссии по расследованию злодеяний большевиков, состоящей при главнокомандующем вооруженными силами на Юге России <подпись>
Члены комиссии <подписи>
Красный террор в годы Гражданской войны. По материалам Особой следственной комиссии по расследованию злодеяний большевиков. Редактор-составитель Ю.Г. Фельштинский. Overseas Publications Interchange Ltd. London. 1992. С. 85-87; 94-96; 106; 108-109; 119-120.
№3
ЖАЛОБА ПРОДАРМЕЙЦЕВ3, АРЕСТОВАННЫХ ЗАМАРОДЕРСТВО, ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ВНИК М.И. КАЛИНИНУ
Заявление арестованных
Мы волонтеры 12 Саратовского продполка работали по продовольствию излишков хлеба по сел<ам> Балашовского уезда. Нас вытребовали срочно на восстание зеленой банды в с. Аркадак по прибытии в с. Аркадак тот же час пошли в наступление на с. Олыпанку в числе 30-ти человек продармейцев удачно пришлось взять войдя в с. Олыпанку присекли в корне всех бандитов четверых расстреляли и взяли в плен 25 человек показание пленных в ближайш. с. Малиновке сосредоточены большие силы. Наш уполномоченный комисс. Черемухин потребовал остальных продармейцев карательный отряд из г. Саратова собравшись наши силы в с. Аркадаке тот же час пошли в наступление на с. Малиновку подходя к Малиновке рассыпались в цепь разведка выяснила, что зеленых большие силы и поделаны окопы и с пулеметами мы были вынуждены отступить в с. Аркадак в этот раз мы потеряли убитую лошадь и разведчика и двух раненых. Комиссар Черемухин потребовал из г. Балашова 4-е орудий по приходе орудий в с. Аркадак тот же час вторично пошли наступать на с. Малиновку зайдя с фланга рассыпались в цепь ждали пока установится батарея в это время проезжал по цепи наш командир Левин объяснял всем тов. при взятии с. Малиновки присечь в корне навсегда как она третий год волнуется и выразился наш командир придется заменить у кого что плохо как сапоги шинели после орудийного огня пошли в наступление с. Малиновку, засем взяли, с. зеленые Бандиты отступили чрез Хопера. Пройдя всю Малиновку все домахозяева убежали совместно зеленой бандой оставшийся одни Бежинцы губерний в этот раз пришлось много расстрелять взять в плен 50 человек после окончания всей возмездии уполномоченный комиссар Черемухин приказал зажечь село в это время разрешил продармейцам что либо из одежи вот за что мы арестованы и считая нас мородерами в с. Малиновке погорело тифозных детей и взрослых масса хлеба и скота придя в с. Аркадак наш ком. роты и комиссар Черемухин взяли свои слова обратно и сказали граждане зачем брали вещи здать сейчас мне вещи были

18
ДЕТИ ГУЛАГА 1918-1956
зданы мы продармейцы работали по продовольствию с 10-го Декабря 1918 г. за нами замечаний не было как мы сочувствуем РКП большевиков. Мы продармейцы в числе 8-ми человек изъявляем добровольно пойти на фронт на помощь своим товарищам. Мы все крестьяне Бедилки и все как один пойдем с мозолистыми руками и пусть же разовьется наша мозолистая рука под тем паразитом кто стоит на дороге Советской Власти и в чем Вас просим т. Калинин дать кой нибудь результат.
и в чем подписуемся 18-го Июля 1919 года.
<подписи>
РГАСПИ. Ф. 78. On. 1. Д. 16. Лл. 23-23 об. Заверенная копия. Машинопись. №4
МАТЕРИАЛЫ О ВЗЯТИИ КРАСНОАРМЕЙЦАМИ ДЕТЕЙ В ЗАЛОЖНИКИ ПРИ ПОДАВЛЕНИИ ВОССТАНИЯ КРЕСТЬЯН ТАМБОВСКОЙ ГУБЕРНИИ В 1921 г.
Из доклада заведующего Тамбовским губернским управлением принудительных работ В.Г. Белугина в губисполком о создании концлагерей, численности заключенных и порядке их содержания
22 июня 1921г.
На основании постановления Полномочной комиссии ВЦИК от 1 июня с.г. и приказа комвойсками Тамбовской губ. от того же числа губернское управление принудительных работ было милитаризовано, подчинено особому отделу при РВС войск, действующих в Тамбовской губ. и приняло в свое ведение вновь образованные концентрационно-полевые лагеря, созданные для временного содержания в них лиц, осужденных за бандитизм, и заложников. Новых лагерей создано семь: в Тамбове, Козлове, Кирсанове, Борисоглебске, Моршанске, Сампуре Тамбовского уезда и Инжавине Кирсановского уезда. Общий тип лагерей — солдатские палатки, обнесенные вокруг проволочными заграждениями. Все поступающие в лагеря для заключения содержатся там лишь в течение непродолжительного периода времени, после чего пересылаются эшелонами в постоянные лагеря других губерний, указанные в присланном вами наряде. Осужденные за бандитизм отправляются по мере накопления значительной партии, заложники же — после двухнедельного пребывания, в течение какового времени бандиту, за которого они взяты, предоставляется право добровольного возвращения и тем избавления своей семьи от заключения в лагере. В качестве заложников берутся ближайшие родственники лиц, участвующих в бандитских шайках, причем берутся они целиком, семьями, без различия пола и возраста. В лагеря поступает большое количество детей, начиная с самого раннего возраста, даже грудные. Содержание маленьких детей ставит в самое затруднительное положение администрацию лагерей, и по этому вопросу от вас необходимо получить разъяснение в самом срочном порядке. Прошу иметь в виду, что лагери устроены по временному типу (палатки на голой земле), что может повлечь за собой массовые заболевания детей. <...>
Зав. Губернским управлением принудительных работ БЕЛУГИН
ГАТО. Ф. Р.-394. On. 1. Д. 700. Лл. 34 об., 35. Подлинник.

ГЛАВА I. «МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ МИР ПОСТРОИМ...» 1918-1936 гг.
19
Выписка из протокола № 1 заседания комиссии по делам о содержании детей-заложников в концентрационно-полевых лагерях Тамбовской губернии
27 июня 1921г.
СЛУШАЛИ: 3. Об основных положениях работы комиссии. ПОСТАНОВИЛИ:
Ввиду большого наплыва в концентрационно-полевые лагери малолетних, начиная с грудных детей, и неприспособленности этих лагерей к длительному содержанию детей, последствием чего явились заболевания желудочного и простудного характера, — признать необходимым в самом срочном порядке принять нижеследующие меры к улучшению положения детей, заключенных в качестве заложников в концентрационно-полевые лагери Тамбов<ской> губ.
а) Детей-заложников до 15-тилетнего возраста включительно содержать отдельно от взрослых в особых помещениях, жилых домах или бараках, отнюдь не в палатках — по возможности в черте лагеря. В крайних случаях, с согласия местных органов особого отдела, дети могут содержаться в прилегающих к лагерю строениях, обязательно охраняемых стражей.
Примечание: При детях-заложниках до 3-хлетнего возраста включительно имеют право находиться и их матери-заложницы.
б) Пищевым довольствием дети-заложники должны удовлетворяться по нормам, установленным, соответственно возрасту детей, в домах матери и ребенка и детских домах. Довольствие для детей должно отпускаться местными продор-ганами по нормам Здравотделов и отделов детского питания.
<...>
г) Для практического проведения в жизнь вышеуказанных мероприятий организовать на местах междуведомственные комиссии в составе представителей от местного органа особого отдела. Представителя Губпринудработ при лагере, Уздравотдела и Отдела Наробраза. Образование комиссий в самом срочном порядке возложить на местные органы особого отдела.
Примечание: Комиссии имеют постоянный характер, им предоставляется право издания обязательных постановлений в деле содержания в лагерях детей-заложников. Обо всех своих решениях и постановлениях местные комиссии доносят Губернской комиссии по делам о содержании детей-заложников в концентр. -полевых лагерях по адресу: Тамбов, Губпринудработ.
Подлинная за надлежащими подписями.
ГАРФ. Ф. 8415. On. 1. Д. 114. Лл. 62-62 об. Заверенная копия. Машинопись.
Из протокола № 19 заседания Полномочной комиссии ВЦИК по ликвидации бандитизма в Тамбовской губернии4
28 июня 1921г.
Присутствовали: т.т. Антонов-Овсеенко, Тухачевский, Васильев, Лавров. С совещательным голосом —т.т. Левин, Смирнов, Чибисов. СЛУШАЛИ:
§1. Информационные сводки о положении борьбы с бандитизмом.
В последние дни ликвидация бандитизма идет очень усиленно. Козловский уезд можно считать очищенным от бандитов. Здесь можно начать подготовлять уездную беспартийную конференцию. Сильно продвинулась чистка в Кирсановском уезде. В Кирсановском уезде бандиты остались только в районах Золото-вской, РЖаксинской, Чернавской и БогдановсКой волостей. Здесь подготовля

20
ДЕТИ ГУЛАГА 1918-1956
ются операции по приказу 1305 и в течение ближайшего времени эти последние бандитские гнезда будут разрушены. В Паревке был очень усиленно применен приговор (как к селу Каменскому). Первые заложники в количестве 80 чел. категорически отказывались давать какие бы то ни было сведения. Они были все расстреляны и взята вторая партия заложников. Эта вторая партия уже без всякого принуждения дала сведения о бандитах, оружии, бандитских семействах, некоторые даже вызвались принять непосредственное участие в операциях по приказу 130. В Иноковке, куда Уполком-2 поехал из Паревки для проведения аналогичной операции и куда слух о Паревской операции дошел раньше, даже не пришлось брать заложников. Население добровольно само пошло навстречу комиссии. Один старик привел своего сына и сказал: «нате вам еще одного бандита». Вообще кругом сильнейший перелом. В Рамзинской, <нрзб>, Карай-Салтыковской волостях, недавно бандитских, сейчас совершенно работники могут появляться поодиночке.
В Моршанском и Борисоглебском уездах серьезных бандитских соединений также нет. Вс<его> изъято в первого июля свыше 11 ООО бандитских элементов, из них свыше 3 ООО выслано за пределы губернии. Особенно энергично работа изъятия идет последние дни. <...>
ПОСТАНОВИЛИ:
<...> Продолжать линию — нещадно истреблять эсеробандитов, подчеркивая, что спасти эсеробандитов может только активное участие в ликвидации остатков банд, выдача оружия, командиров, комитетов и т.д. <...>
Секретарь Полкома ВАСИЛЬЕВ
ГАРФ. Ф. 8412. On. 1. Д. 114. Л. 63. Копия. Машинопись.
Из протокола заседания № 23 Полномочной комиссии ВЦИК об урегулировании вопроса о заложниках
июля 1921 г. Совершенно секретно
<...>
5. Уполиткомиссиям6 категорический приказ — детей устроить в домах, если можно — использовать для этого церкви. Секретным порядком предложить избегать брать детей.
Секретарь Комиссии ВАСИЛЬЕВ
РГВА. Ф. 235. Оп. 2. Д. 13. Л. 28. Подлинник.
Опубликовано: Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в 1919-1921 гг. «Антонов-шина». Документы и материалы. Тамбов, 1994. С. 220.
Секретный циркуляр № 267 Полномочной комиссии ВЦИК уполиткомиссиям о порядке исполнения приказов № 1717 и 234
<20июля 1921 г.>
Секретно
Уполиткомиссиям
Полком ВЦИК ставит в известность, что отправка за пределы губернии нетрудоспособных элементов из числа заложников очень затруднена, в силу чего Полком предлагает уполиткомиссиям:
1. Впредь с особенною осторожностью относиться к аресту в качестве заложников нетрудоспособных, особенно беременных женщин и матерей с малолет

ГЛАВА I, «МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ МИР ПОСТРОИМ.■■» 1918-1936 гг.
21
ними детьми, указанных женщин и детей впредь по возможности на время высылки оставлять под ответственностью населения дома, объявляя, что, если в двухнедельный срок бандиты, за которых они взяты, не явятся, они будут высланы, а имущество конфисковано.
2. Принять все меры к разгрузке лагерей от нетрудоспособных элементов, в первую голову, от детей.
Оба эти мероприятия, согласно указаниям сего циркуляра, проводить с большой осторожностью. В частности, по отношению к разгрузке лагерей Полком предлагает:
1. Пользоваться применением прощения семьям тех бандитов, которые проявят выдающиеся заслуги по ликвидации бандитизма, вплоть до отпуска заложников целого села, если это село выполнит задачу по выловке какого-нибудь выдающегося бандита и т.п.
2. Сдавать детей в детские дома, для чего через советский аппарат усилить работу по расширению сети детских домов, обращая внимание, чтобы детские дома были оборудованы не только с хозяйственной стороны, но и со стороны воспитательной.
3. Не отпускать тех из заложников, против которых высказывается селение, из которого он взят.
4. Не освобождать семейств расстрелянных бандитов, имущество которых конфисковано.
Полком ВЦИК ВАСИЛЬЕВ
РГВА. Ф. 235. Оп. 2. Д. 13. Л. 38. Подлинник.
Опубликовано: Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в 1919—1921 гг. «Антонов-щина». Документы и материалы. Тамбов, 1994. С. 228.
Протокол № 4 заседания междуведомственной детской комиссии о содержании детей-заложников в концлагерях
31 июля 1921 г.
Присутствовали: председатель комиссии т. Подгурский, члены: тт. Белугин, Васильева, Лукина, Семенова и секретарь т. Вакар. На повестке дня — заслушивание докладов с мест.
По предложению т. Васильевой комиссия большинством 3-х голосов против 2-х пополняет повестку вопросом о разгрузке концлагерей от заложников, не подлежащих в них содержанию.
1. Слушали: О разгрузке концлагерей от заложников, не подлежащих в них содержанию.
Постановили: а) Обратиться в особый отдел с просьбой пересмотреть в первую очередь дела тех заложников, которые не подлежат содержанию в концлагерях согласно инструкции Полномочной комиссии ВЦИК, т.е. беременных женщин и малолетних детей;
б) предложить представителям местных междуведомственных комиссий в срочном порядке произвести точную перепись беременных женщин, грудных младенцев, круглых сирот и детей-заложников, взятых за родственников, которые уже явились, и представить данные переписи в органы особого отдела.
2. Слушали: Доклад представителя губпринудработ при Кирсановском лагере т. Бархова от 2/VII о работе междуведомственной комиссии.
Постановили: Передать на рассмотрение заинтересованных органов; в будущем все доклады и сообщения с мест передавать на заключение соответственных органов, по получении каковых принимать меры в административном порядке

22
ДЕТИ ГУЛАГА 1918-1956
и только в случае возникновения принципиальных вопросов вносить их на обсуждение комиссии.
3. Слушали: Телеграмму из Сампура от 17/VII с уведомлением об образовании 16 сего июля междуведомственной комиссии при Сампурском лагере.
Постановили: Принять к сведению.
4. Слушали: Протокол № 2 от 21/VII заседания междуведомственной комиссии при Козловском лагере.
Постановили: а) разъяснить, что дети-заложники не могут быть переданы в ведение нарообраза и уздравотдела, а должны оставаться в ведении особого отдела и губпринудработ;
б) по вопросу о получении баков для кипяченой воды предложить обратиться к начальнику о снабжении лагеря баками за счет реформированных лазарета.
5. Слушали: Предложение т. Васильевой об использовании для детей-заложников лазаретного имущества развертываемых лазаретов.
Постановили: Просить губисполком часть имущества закрываемых лазаретов забронировать за междуведомственными комиссиями при концлагерях для содержащихся в лагерях детей-заложников, сообразно их количеству в каждом отдельном лагере.
6. Слушали: Сообщение т. Васильевой, что помещение, занятое детьми-заложниками Кирсановского лагеря, предположено обратить под другие нужды.
Постановили: Просить особый отдел оставить временно помещение, занимаемое детьми-заложниками в Кирсанове, за ними до разгрузки Кирсановского лагеря от детей-заложников.
Комендант Моршанского лагеря № 6 ВАКАР ГАТО. Ф.Р.-394. On. 1. Д. 703. Л. 19. Подлинник.
Опубликовано: Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в 1919-1921 гг. «Антонов-щина». Документы и материалы. Тамбов, 1994. С. 248.
Сведения о количестве детей, содержащихся в концлагерях Тамбовской губернии на 1 августа 1921 г.8
5 августа 1921г.9
Наименование концлагерей
Детей до 3 лет
Детей до 5 лет
Итого
Примечание
Тамбовский № 1
74
147
221
Сведения точные абсолютно
Тамбовский № 2
3
-
Борисоглебский № 3
. —
— 
Борисоглебский № 4
25
76
101
Сведения не абсолютно точные, так как представляются с большим опозданием, тогда как в лагерях происходят постоянные перегруппировки, особенно заложников, к числу которых относятся находившиеся в лагерях дети
Моршанский № 5
3
8
11 
Моршанский № 6       Сведения не предст<авлены> 
Козловский № 7
10
15
25 
Кирсановский № 8
130
50
180 
Инжавинский № 9
2
12
14 
Сампурский № 10
150
450
600 
ВСЕГО
397
758
1155 
Завучетчастью <подписъ отсутствует>

ГЛАВА I. «МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ МИР ПОСТРОИМ...» 1918-1936 гг.
23
РГВА. Ф. 33988. Оп.2. Д. 315. Л. 256. Заверенная копия.
Опубликовано: Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в 1919—1921 гг. «Антонов-щина». Документы и материалы. Тамбов, 1994. С. 249.
Прошение заключенных Кожуховского лагеря, заложников Тамбовской губернии, наркому юстиции Д.И. Курскому
14 сентября 1921 г.
Ст. Кожухово Московской области
Заключенных Кожуховского лагеря тамбовских заложников, в числе 300 человек стариков, малолетних детей и их матерей,
прошение
Мы, крестьяне Тамбовского, Кирсановского и Козловского уезд<ов> Тамбовской губ<ернии>, арестованы в июле с.г. Вот уже четвертый месяц, как мы, старики, беременные женщины и малые дети, находимся в непривычно тяжелых для нас условиях: голодаем, болеем, и среди детей были уже смертные случаи. За что мы арестованы, мы совершенно, как темные люди, не можем понять, так же не понятно для нас и то, что более здоровые члены наших и других семей находятся на свободе, а мы, больные старики, дети и их матери, находимся в лагерях. Теперь наступают холода, а у нас нет ни одежды, ни обуви, так как при аресте нам не дали возможности взять с собой что-либо, да мы, откровенно сознаемся, как не виновные, думали, что наш арест будет очень непродолжителен, но оказалось наоборот, и причины такового нам до сих пор не выясняют — в чем есть наша вина, за что мы взяты, — в качестве ли заложников в связи с нашествием антоновских банд или же за других в чем-то виновных, вообще все это мы понять не можем. Мы, как вечные труженики, должны бы усилить свой труд в возделывании земли, дабы этим самым принести существенную поддержку в наступившую голодную годину нашей рабоче-крестьянской власти, но это к великому нашему огорчению, мы не можем оказать, и нас, как истинных работников земледельцев, делают паразитами, заставляя сидеть без пользы и вины в лагерях, что казалось бы недопустимо, так как мы всемерно должны принять участие в строительстве новой светлой жизни для нас, трудящегося народа, чем и доставим облегченную, отрадную жизнь нашему молодому поколению Социалистической Республики. А потому на основании вышеизложенного убедительно просим обратить внимание на нашу просьбу, — ускорить разбор нашего дела и освободить нас, отправить на родину.
Надеемся на СПРАВЕДЛИВОСТЬ и милосердие нашей рабоче-крестьянской власти, мы будем освобождены, нам не дадут испытывать всех ужасов холодной и голодной жизни, особенно детям. Освобождением заставят нас быть истинными помощниками власти труда.
14 сентября 1921 года. К сему прошению выборные от бараков старосты Калодина Акулина и Сатина Агафья неграмотная, а за нее по ея личной просьбе расписался Ф. Скворцов.
РГВА. Ф. 33988. Оп. 2. Д. 383. Лл. 655-655 об. Подлинник. Рукопись.
Опубликовано: Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в 1919—1921 гг. «АНТОНОЕ-шина». Документы и материалы. Тамбов, 1994. С. 258-259.

24
ДЕТИ ГУЛАГА 1918-1956
№5
ИЗ ПИСЕМ В.Г. КОРОЛЕНКО К А.В. ЛУНАЧАРСКОМУ
Письмо третье10
В моих письмах к вам опять произошел значительный перерыв. Отчасти это случилось потому, что я был нездоров, но только отчасти. Главная же причина в том, что я был занят другим. Опять «конкретные случаи» не оставляли времени для общих вопросов. Вы легко догадываетесь, какие это конкретные случаи. Бессудные расстрелы происходят у нас десятками, и — опять мои запоздалые или безуспешные ходатайства. Вы скажете: вольно же во время междоусобия проповедовать кротость. Нет, это не то. Я никогда не думал, что мои протесты против смертной казни, начавшиеся с «Бытового явления»11 еще при царской власти, когда-нибудь сведутся на скромные протесты против казней бессудных или против детоубийства. Вот мое письмо к председателю нашего губисполкома товарищу Порайко, из которого вы увидите, какие конкретные случаи отвлекли меня от обсуждения общих вопросов:
«Товарищ Порайко.
Я получил от вас любезный ответ на свое письмо. Очевидно, заботясь о моем душевном спокойствии, вы сообщили, что дело, о котором я писал, «передано в Харьков». Благодарю вас за эту любезность по отношению ко мне лично, но я узнал, что 9 человек расстреляны уже накануне, в том числе одна девушка 17 лет и еще двое малолетних. Теперь мне известно, что Чрезвыч. комис. «судит» и других миргородчан и опять является возможность бессудных казней. Я называю их бессудными потому, что ни в одной стране в мире роль следственных комиссий не соединяется с правом постановлять приговоры, да еще к смертной казни. Всюду действия следственной комиссии проверяются судом при участии защиты. Это было даже при царях.
Чтобы не запоздать, как в тот раз, я заранее заявляю свой протест. Насколько мой слабый голос будет в силах, я до последнего издыхания не перестану протестовать против бессудных расстрелов и против детоубийства».
По такому же поводу мне пришлось еще писать к Христиану Георгиевичу Раковскому и председателю Всеукраинского Центр. Исполнительного Комитета тов. Петровскому. Последнее письмо считаю тоже не лишним привести здесь.
«Многоуважаемый товарищ Петровский.
Я уже обращался по этому делу к тов. Раковскому. Теперь решаюсь обратиться к вам. Дело это — ходатайство относительно малолетней дочери крестьянина Евдокии Пищалки, приговоренной полтавской ЧК к расстрелу. Двенадцать человек по этому делу уже расстреляны. Пищалка пока оставлена до решения ее участи в харьковских центральных учреждениях. Я не могу поверить, чтобы в этих высших инстанциях могли одобрить расстрел малолетней, в чем уже усомнилась даже здешняя Чрезвыч. комис. Сестра Пищалки едет к вам с последней надеждой. Неужели возможно, что она вернется без успеха и эта девочка*, пережившая уже ужас близкой казни и агонию нескольких дней ожидания — будет все-таки расстреляна?
Пользуюсь случаем, чтобы сообщить еще следующее: теперь решается судьба людей, привлеченных к делу о прошлогоднем миргородском восстании, по которому уже была объявлена амнистия. Говорят, это ошибка миргородской Чрезвычайной комиссии, которая не имела права объявлять амнистии. Как бы то
* Ей недавно исполнилось только 17 лет. — Прим. В.Г. Короленко.

ГЛАВА I. «МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ МИР ПОСТРОИМ...» 1918-1936 гг.
25
ни было, она была объявлена, и о ней были расклеены официальные объявления на улицах Миргорода после того, как карательный отряд расстрелял 14 человек. Это было сделано официально, от имени советской власти. Может ли быть, чтобы люди, доверившиеся слову советской власти, были расстреляны в прямое нарушение обещания?»
Тов. Петровский дал телеграмму в Полтаву — не приводить приговора над малолетней в исполнение, и Пищалка, как говорят, отправлена в Харьков. Но, так как «отправить в Харьков» — это формула, которая у нас равносильна «отправить на тот свет» (так в справочном бюро отвечают родным о расстрелянных), то в глазах населения судьба Пищалки остается мрачно-сомнительной. Так же, по-видимому, не казнили до сих пор амнистированных, и они пока содержатся в заключении. Надо заметить, что после амнистии некоторые из них Находились даже на советской службе и, по-видимому, в новых проступках не обвиняются.
Как раз на этом месте моего письма мне сообщили, что ко мне пришла какая-то девочка. Я вышел и узнал, что эта девочка и есть Пищалка. Она вернулась из Харькова свободной. Это доставило мне глубокую радость за нее и за ее семью. Но — я не могу радоваться за нашу родину, где могла идти речь о расстреле этого ребенка и где ее уж вывели из арестантских рот вместе с другими, Которые назад не вернулись.
Знаю, что наше время доставляет много таких «конкретных случаев» и, даже более потрясающих и трагических. Но я счел не лишним привести их здесь как фон, на котором мы с вами ведем теперь обсуждение общих вопросов*.
<...>
4 августа 1920 года «Новый мир», № 8, 1988.
№6
ИЗ СОЧИНЕНИЙ (1924-1925 гг.) РУССКИХ ДЕТЕЙ-БЕЖЕНЦЕВ, ОБУЧАВШИХСЯ ЗА РУБЕЖОМ В ЭМИГРАНТСКИХ ШКОЛАХ
Терентьева Л., 4-й класс:
В 1917 году я жила с моими родителями в Херсонской губернии, в городе Одессе. Помню, мы неожиданно узнали об отречении императора Николая II от престола. На улицах появились толпы народа, которые ходили по улицам с красными знаменами и устраивали митинги. Одни были рады отречению государя и думали о возрождении России, а другие, наоборот, понимали, что император Николай отрекся только для блага народа, но это ни к чему хорошему не приведет, а только к развалу.
Несмотря на то, что в России была революция, я еще проучилась в гимназии 3 года. В 1920 году вернулся из рейса мой папа, и в том же году 24 января в Одессу неожиданно опять вступили большевики. Моя мама пошла к папе на пароход, да и осталась там, потому что сойти с парохода не было никакой возможности. Ни о папе, ни о маме я ничего не знала, и я осталась жить у моей бабушки. Прошло несколько дней, и большевики не замедлили прийти с обыском. Они пробыли у нас в доме целые сутки и, все ограбив, наконец, ушли от нас. Их приход на меня так подействовал, что я потом была ко всему равно
* После отправки этого письма, в конце августа, освободили по распоряжению из Харькова также амнистированных ранее миргородцев. — Прим. В.Г. Короленко.

26
ДЕТИ ГУЛАГА 1918-1956
душна, мне было все безразлично, я только хотела, чтобы они скорей ушли. С отъездом мамы наступили самые тяжелые дни моей жизни.
Спустя несколько месяцев к нам снова пришли большевики с обыском, но это был не последний их приход; в продолжение этих нескольких месяцев они были у нас не менее четырех раз. От мамы все еще не было никаких вестей. Так прошел целый год. Но какая же была радость, когда мы получили от мамы первое письмо, я даже описать не могу. Я помню бедных, голодных, оборванных людей, которые зимой, не имея приюта, ходили по улицам и в конце концов замерзали. Не раз мне приходилось, проходя по улицам, видеть валяющиеся трупы замерзших. Не раз приходилось нам и голодать. Но ко всему можно привыкнуть; привыкла и я к холоду, и к голоду, и к замерзшим трупам.
Наконец, в 1922 году осенью я с большими затруднениями и хлопотами выехала из Одессы в Константинополь. На пароходе я пробыла девять дней, потому что была скверная погода и пароход стоял несколько дней в Варне. Но наконец я приехала в Константинополь. Помню, меня встречали папа с мамой, я даже не могу описать нашу радость. Пошли разговоры, расспросы, ведь мы не виделись почти 3 года. Потом мы поехали домой, я всем восхищалась: витринами, красивыми домами, — всем, что только я встречала, а в особенности Босфором и мечетями с их минаретами.
Из Константинополя я переехала на остров Проти, где живу по сию пору.
Трахова А., 5 класс:
В 1917 году, когда разыгралась русская революция, я была с моими родителями в Кисловодске. Мы поехали туда на одно лето, но возникшие повсюду беспорядки, а вследствие этого опасность переездов, помешали нам возвратиться домой в Екатеринодар. Я плохо помню занятие Кисловодска большевиками, но, во всяком случае, я имела очень смутное понятие о них. Только особенно сильно мне врезалось в память, как у офицеров снимали погоны. Помню также толпы солдат и рабочих с красными знаменами и пение Марсельезы. Помню частые обыски в нашей квартире, производимые солдатами с винтовками за плечами, с угрюмыми и озлобленными лицами, но я тогда никак не могла понять, что неужели это те самые «милые солдаты», которым, учась в гимназии, я вместе с другими ученицами посылала подарки на фронт и писала письма, полные верой в их героизм и любовь к Родине. После прихода большевиков, до самого прихода генерала Шкуро, мы прожили в вечном страхе, что вот придут большевики и арестуют папу или нашего родственника-офицера.
Из дома приходили печальные вести; убивали наших родственников, дядя сидит в тюрьме, тетю и старую бабушку водили под расстрел, но почему-то оставили в живых, а нас умоляли не возвращаться.
Однажды я проснулась от оглушительной канонады. Оказалось, что генерал Шкуро со своим отрядом занимает город. Большевики отстреливались, но среди них уже началась паника. За нашей дачей была гора, и оттуда стрелял отряд Шкуро, а напротив, в нарзанной галерее, засели большевики и отстреливались; таким образом, наша дача попала под перекрестный огонь. Оставаться наверху было опасно, и мы вместе с другими обитателями дачи перешли в подвал. Шкуро занял город, но продержался недолго, и мы бежали вместе с его обозом.
Весь путь от Кисловодска до Екатеринодара мы совершили на телегах, а иногда и пешком. В Екатеринодаре была Добровольческая власть, и наша жизнь постепенно начала налаживаться. Я и сестра опять начали учиться, но вот опять большевики подступили к нашему городу, и нам пришлось совсем уехать из России.

ГЛАВА I. «МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ МИР ПОСТРОИМ...» 1918-1936 гг.
27
Через год после приезда в Константинополь я поступила в британскую школу, где и учусь в настоящий момент.
ГАРФ. Ф. 5785. Оп. 2. Д. 88. Лл. 190-191 об. и 213-214 об. Подлинник. Рукопись. №7
ДЕКРЕТ О КОМИССИЯХ ДЛЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ13
Ст. 1 — Суды и тюремное заключение для малолетних упраздняются.
Ст. 2 — Дела о несовершеннолетних обоего пола до 17 лет, замеченных в деяниях общественно-опасных, подлежат ведению комиссии о несовершеннолетних.
Ст. 3 — Указанные комиссии находятся в исключительном ведении Народного Комиссариата общественного призрения и состоят из представителей ведомств: общественного призрения, народного просвещения и юстиции в количестве не менее трех лиц, причем, однако, из этих лиц должен быть врач.
Ст. 4 — По рассмотрении дела о несовершеннолетних, комиссия либо их освобождает, либо направляет в одно из убежищ Народного Комиссариата общественного призрения, соответственно характера деяния.
Ст. 5 — Выработка инструкций для комиссий и типа убежищ поручается Народному Комиссариату общественного призрения.
Ст. 6 — Все дела о несовершеннолетних, находящиеся в настоящее время в производстве каких-либо судов, а также закончившиеся осуждением, подлежат пересмотру указанных комиссий.
Председатель Совета Народных Комиссаров В. УЛЬЯНОВ (ЛЕНИН)
Народный Комиссар юстиции ИЗ. ШТЕЙНБЕРГ
Управляющий Делами Правительства В. БОНЧ-БРУЕВИЧ
Секретарь Совета Н. ГОРБУНОВ
Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства от 17 января 1918 г. № 16. Отдел первый. Ст. 227.
№8
ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ «ОБ УЧРЕЖДЕНИИ СОВЕТА ЗАЩИТЫ ДЕТЕЙ»
1. Принимая во внимание тяжелые условия жизни в стране и лежащую на революционной власти обязанность оберечь в опасное переходное время подрастающее поколение, Совет Народных Комиссаров настоящим декретом утверждает особый Совет защиты детей.
2. Совет защиты детей имеет своим Председателем Народного Комиссара по Просвещению. В состав его кроме Председателя (представителя Народного Комиссариата по Просвещению) входят по одному представителю от следующих Народных Комиссариатов: Социального Обеспечения, Здравоохранения, Продовольствия и Труда.
3. Совету защиты детей предоставляется право налагать «вето» через соответствующие Народные Комиссариаты на распоряжения ведомств, не входящих в Совет, если таковые распоряжения ведут к явному ущербу для детей.

28
ДЕТИ ГУЛАГА 1918-1956
4. Считая дело снабжения детей пищей, одеждой, помещением, топливом, медицинской помощью, а равно эвакуацию детей в хлебородные губернии, одной из важных государственных задач, Совет Народных Комиссаров поручает Совету защиты детей:
а) согласовать деятельность входящих в него Комитетов по эвакуации детей в хлебородные губернии, а равно объединять их планы общественного детского питания и снабжения, в целях включения такового путем непосредственного сношения с подлежащими Народными Комиссариатами в общегосударственный план;
б) следить за точным выполнением той части установленного таким образом плана, которая касается питания и снабжения детей.
5. Совету защиты детей предоставляется право издавать обязательные постановления, касающиеся охраны здоровья детей, успешной организации их питания и снабжения и вменяется в обязанность следить за неуклонным выполнением их.
Подписали Председатель Совета Народных Комиссаров В. УЛЬЯНОВ (ЛЕНИН) Народный Комиссар по просвещению А. ЛУНАЧАРСКИЙ Управляющий Делами Совета Народных Комиссаров В. БОНЧ-БРУЕВИЧ
4 января 1919 г.
Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства от 10 февраля 1919г. №3. Ст. 32.
№9
ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ
Во изменение и развитие декрета об учреждении Комиссии о несовершеннолетних, обвиняемых в общественно-опасных действиях (ст. 227, № 16 Собр. Узакон. и Распоряж. Правит. 1918 г.) СОВЕТ НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ ПОСТАНОВИЛ:
1. Суды и тюремные заключения для малолетних и несовершеннолетних упраздняются.
2. Несовершеннолетними считаются лица обоего пола, не достигшие 18-ти летнего возраста.
3. Дела о несовершеннолетних обоего пола до 18-ти лет, замеченных в действиях общественно-опасных, подлежат ведению Комиссии о несовершеннолетних.
4. При рассмотрении дел о несовершеннолетних в возрасте от 14-18 лет, если Комиссией будет установлена невозможность применения к несовершеннолетнему мер медико-педагогического воздействия, дело передается Комиссией в Народный Суд.
ПРИМЕЧАНИЕ: Наркомюсту ВМЕНЯЕТСЯ В ОБЯЗАННОСТЬ:
а) помещать означенных выше несовершеннолетних отдельно от взрослых;
б) приступить к организациям соответствующих учреждений (реформаториев) совместно с Наркомпросом.
5. При установлении преступного участия взрослых лиц в деле Комиссия сообщает подлежащему судебному или следственному органу об обнаруженных ею признаках преступного участия указанных лиц.
6. Комиссии о несовершеннолетних образуются при Наркомпросе и его Губернских и Уездных органах. Учебно и лечебно-воспитательные учреждения находятся в ведении Наркомпроса и Наркомздрава по принадлежности.

ГЛАВА I. «МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ МИР ПОСТРОИМ...» 1918-1936 гг.
29
Указанные Комиссии состоят из обязательных представителей: Наркомпро-са, Наркомздрава (врач-психиатр) и Народного суда.
ПРИМЕЧАНИЕ: Поручить Наркомюсту осуществить более строгий надзор за личным составом членов Комиссий о несовершеннолетних и о том, как выполняется их обязанность.
7. Воспитание, обучение и лечение морально-дефективных несовершеннолетних, обвиняемых в общественно-опасных действиях, являясь задачей медико-педагогической, осуществляется Наркомпросом и Наркомздравом в соответствующих лечебно-воспитательных учреждениях, куда Комиссии о несовершеннолетних направляют таковых. В случае надобности такие несовершеннолетние могут быть подвергаемы особо тщательному режиму и изоляции в специальных лечебных учреждениях Наркомздрава.
8. Вменяется в обязанность Наркомпроса совместно с Наркомздравом и Нар-комюстом выработать подробную инструкцию организации работы Комиссий и воспитательных учреждений.
Председатель Совета Народных Комиссаров В.УЛЬЯНОВ (ЛЕНИН) Управляющий Делами Совета Народных Комиссаров БОНЧ-БРУЕВИЧ Секретарь Совета Народных Комиссаров Л. ФОТИЕВА
Москва, Кремль. 4 Марта 1920 г.
ГАРФ. Ф. 1235. Оп.95. Д. 41. Лл. 346-346 об. Заверенная копия. №10
ТЕЛЕГРАММЫ ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ВЦИК М.И. КАЛИНИНУ
Телеграмма № 187328
21/VII 1919 г.
Досылается <в> Саратов вслед поезда Октябрьской революции Москва. Кремль. Председателю Калинину
Убедительно просим послать Витебск подтверждение вашего и товарища Ленина постановление <об> освобождении наших родителей Кулибановых. Несчастные дети.
Помета на документе: «Освободите граждан Кулибановых. О результатах сообщите немедленно тов. Калинину. Представитель В.Ч.К. при председ. ВЦИК т. Калинине. 26/VII 19 г.»
Телеграмма № 152
22/VII 1919 г.
Вслед поезда Октябрьской революции и по дислокации <в> Саратов Председателю Центрисполкома Калинину
Мой <муж> Николай Иванович Касиков безграмотный 47 лет крестьянин местечка Усвят Велижского уесда Витебской губернии с июля 1919 года арестован Чрезвычайной Камиссией Витебской губ<е>р<нии> как участник возста-ния ноябре 1918 года в Велижском уесде Он единственный работник у меня и четырех малолетних наших детей. Арест неправилен он подлежит амнистии. Прошу освободите его как нечаянно замешеннаго по декрету 25 апреля 1919 года

30
ДЕТИ ГУЛАГА 1918-1956
или помилования. Жена его Татьяна Федоровна Касикова местечко Усвят Николаевская улица дом Касикова.
Помета на документе: «Срочно разобрать дело Ник. Ив. Касикова. Представитель В.Ч.К. при председ. ВЦИК т. Калинине. 26/VII 19 г.»
РГАСПИ. Ф. 78. On. 1. Д. 16. Лл. 2-3. Телеграфная лента. № 11
ПРОШЕНИЕ М.И. КАЛИНИНУ ОТ СЛУЖАЩЕЙ ТЕЛЕГРАФА ПРИ СОВНАРКОМЕ 3. ШКВАРИНОЙ
Глубокоуважаемый Михаил Иванович!
Настоящим письмом обращаясь непосредственно к Вам смею надеяться что не откажете моей убедительной просьбе. Только крайняя необходимость заставила меня побезпокоить именно Вас, Михаил Иванович, т.к. у Вас тоже есть дети следовательно Вы скорее поймете меня.
Из за недостатка питания14 я вынуждена была прекратить посещения школы моей малолетней дочери, ибо девочка буквально падала в обморок от хронического недоедания.
На родине моего мужа в Кимрах Тверск<ой> губ<ернии> у нас имеется картофель, пока было возможно брат мужа присылал его нам посылками, теперь посылок с этим продуктом там не принимают. Ехать мне самой туда не представляется возможным т. к. неоткуда доставать всякий раз разрешения. Разве я могу оставаться равнодушной, когда ребенок мой уходит в школу натощак и спать ложится с пустым желудком.
Получая жалованья 2100 р. в мес, могу ли я платить спекулянтам 180 р. за фунт хлеба? Михаил Иванович, убедительно прошу Вас, если только время Вам позволит разрешите мне к Вам лично явиться, не придавая этому приему официального характера.
Премного буду обязана Вам.
Служу на телеграфе при Совнаркоме и живу в Кремле, Вознесенский мон. кв. 59.
Очень извиняюсь за причиненное безпокойство.
Уважающая Вас Зиновия ШКВАРИНА
17/XII 1919 г.
РГАСПИ. Ф. 78. Оп. 2. Д. 20. Лл. 68-69 об. Подлинник. Рукопись. №12
ПИСЬМО М.И. КАЛИНИНУ ОТ ЗАВЕДУЮЩЕГО СЕНЕЖСКОЙ ДЕТРУДКОЛОНИЕЙ
т. Калинин! Римляне кричат: «Хлеба и зрелищ».
Мы же кричим: «Книг, книг и книг». Помогите: нет учебников, нет библиотеки. Помогите, насколько то возможно. Примем все с благодарностью.
Заведыв. колонией <подписъ нрзб>
29/II 1920 г.

ГЛАВА I. «МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ МИР ПОСТРОИМ...» 1918-1936 гг.
31
Адрес: ст. Подсолнечная, Никол, жел. дор. Сенежская дет. труд. Колония № 1 (бывш. им. Щелкова).
P.S. В Колонии 100 воспит<анников>, разбиты на 5 групп (1-я ступень).
РГАСПИ. Ф. 78. On. 1. Д. 35. Л. 26. Подлинник. Рукопись. № 13
ИЗ ДОКУМЕНТОВ ПО ОРГАНИЗАЦИИ ДОМА
ДЛЯ МАЛОЛЕТНИХ ПРЕСТУПНИКОВ В КЛИНСКОМ УЕЗДЕ
Выписка из протокола № 39 заседания Президиума Клинского Уездного Совета Раб., Кр. и Кр.-арм. Депутатов
3 сентября 1919 г.
Председательствовал тов. ДЬЯЧКОВ. Секретарь МАШИН.
Слушали. Ходатайство Отдела Социальнаго Обезпечения об организации дома для малолетних преступников.
Постановили. Дом для малолетних преступников организовать и, принимая во внимание, что дом для этой цели можно приспособить в Солнечногорской волости, принадлежащий Земскому Н-ку ПАНТЕЛЕЕВУ, в котором до настоя-щаго времени живет только 3 лица, жена Пантелеева и 2 детей, а т.к. дом вполне оборудован, а потому он и является самым удобным для этой цели. Поэтому его и занять, выселив семейство Пантелеева.
ГАРФ. Ф. 1235. Оп. 56. Д. 30. Л. 238. Заверенная копия.
Письма из уездного отдела народного образования в уездный исполком
г. Клин Моск. губ. 24 апреля 1920 г.
По постановлению Уездного Исполкома в конце прошлого года в ведение Отдела Народного Образования перешли все строения в имении, бывшем Пантелеева, при ст. Подсолнечная под дом для дефективных детей.
С переходом этого имения в ведение Отдела во второй половине декабря 1919 года был назначен заведующим домом И.Г. Намнек, который тотчас же и приступил к оборудованию дома, как-то, подысканию кроватей, приобретению посуды и т.п., а главное к найму на месте сторожей для охраны дома, так как в Отделе Труда таковых не оказалось.
Вскоре по вступлении в должность, а именно в начале января, т. Намнек заболел сыпным тифом, почему надзор за помещением был вверен служащим соседнего с домом Пантелеева приюта Ленина, но тиф перешел и в приют Ленина. 18-го января в приюте Ленина сразу заболело тифом 18 детей, заведующий приютом и руководительница, почему надзор за домом стал слабее и в имении началось разрушение, причем неизвестно кем было выбито 13 стекол и попорчено 4 двери.
По выходе т. Намнека из больницы ему предоставлен был Контрольно-Врачебной Комиссией месячный отпуск, но Отдел предложил ему воспользоваться отпуском в другое время, а сейчас приступить к продолжению организации дома, к чему он и принял немедленно меры, но починка дверей затормозилась за отсутствием плотников. Подыскать сторожа тоже не представлялось возможным и таким образом один заведующий находился в доме. Лишь во второй половине марта был наконец нанят сторож, который находится и в настоящее

32
ДЕТИ ГУЛАГА 1918-1956
время в доме, но имущества, как-то, посуды и другого инвентаря, приобрести не представлялось возможным, а равно и нанять кухарку и подыскать руководителя. Только 1-го апреля была назначена на должность руководительницы Т.М. Миловидова, и тогда в дом переведено было пятеро детей из колонии Володарского и четверо отправлено из Клинской милиции, задержанных за разные проступки. Что касается найма кухарки, то, несмотря на неоднократно посылаемые в Отдел Труда запросы, кухарки в доме нет и до сих пор и дети продолжают пользоваться продовольствием из приюта Ленина.
С упразднением в некоторых уездах, в том числе и в Клинском, комиссий о несовершеннолетних, обвиняемых в общественно-опасных деяниях за отсутствием в уездах врачей-психиатров, дом дефективных детей в уезде будет превращен в так называемый «Приемник», который предполагается организовать в г. Клину, а дом Пантелеева обращен в детский приют для отсталых, в который переведены дети из приюта Ленина и других, и в данное время в нем числится 16 детей.
Вообще надо сказать, что за время организации дома для дефективных детей сменилось три заведующих Уездным Отделом Образования и другого персонала Отдела, что не могло не отразиться самым отрицательным образом на продуктивности работы по организации дома, и в силу этого обстоятельства работа по организации более быстрым темпом пойти и не могла.
Заведующий отделом <народного образования>
ОФИЦЕРОВ
ГАРФ. Ф. 1235. Оп. 56. Д. 30. Лл. 249-249 об. Подлинник. Машинопись. №14
ВЫПИСКА ИЗ ПРОТОКОЛА № 7 ЗАСЕДАНИЯ ПРЕЗИДИУМА ВЦИК
10 февраля 1921 г.
СЛУШАЛИ:
5. Проект положения о Комиссии при ВЦИК по улучшению жизни детей. ПОСТАНОВИЛИ:
Положение утвердить в следующем виде:
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета о комиссии при ВЦИК по улучшению жизни детей
Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет постановляет:
1. Учредить при ВЦИК Комиссию по улучшению жизни детей в составе: Председателя, назначаемого Президиумом ВЦИК и шести членов по одному от Нар-компрода, Наркомпроса, Рабоче-Крестьянской Инспекции, Наркомздрава, ВЧК и ВЦСПС, утверждаемых персонально Президиумом ВЦИК.
2. На Комиссию по улучшению жизни детей возлагаются следующие задания:
а) помощь в отношении продовольствия, жилищ, топливе и т.д. учреждениям, которым вверяется забота о детях и в первую очередь оказания помощи учреждениям, ведающим охраной жизни и здоровья беспризорных детей.
б) наблюдение за выполнением постановлений центральных и местных органов, изданных в ограждение детей и в целях обеспечения их всем необходимым, а также законодательная инициатива по этим вопросам.

ГЛАВА I. «МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ МИР ПОСТРОИМ...» 1918-1936 гг.
33
в) издание на основе действующих законов и постановлений центральной власти и в пределах прав Комиссии распоряжений, касающихся охраны жизни и здоровья детей.
3. Все свои мероприятия комиссия проводит через соответствующие органы центральных ведомств, а на местах через губернские и уездные исполкомы, которые назначают по одному уполномоченному на губернию и уезд для непосредственной работы под руководством комиссии. Уполномоченные ответственны перед исполкомом и перед Комиссией.
4. Смета комиссии представляется в Президиум ВЦИК и утверждается в установленном порядке Советом Народных Комиссаров. Для руководства уполномоченных на местах комиссия издает подробную инструкцию.
Состав комиссии утвердить в следующем составе: от ВЧК председатель Ф. Дзержинский, от ВЦСПС т. Сенюшкин с правом заместительства, от Наркомпрода т. Хлоплянкин, от РКИ т. Ветошкин, от Наркомздрава т. Радин. В отношении остальных членов Комиссии предложить Секретариату ВЦИК утвердить предлагаемых ведомствами кандидатов.
ГАРФ. Ф. 1235. Оп. 95. Д. 45. Л. 121. Заверенная копия. №15
ИНСТРУКЦИЯ ДТК ВЦИК УПОЛНОМОЧЕННЫМ ГУБЕРНСКИХ И УЕЗДНЫХ ИСПОЛКОМОВ В РАБОТЕ ПО УЛУЧШЕНИЮ ЖИЗНИ ДЕТЕЙ
«Февраль 1921 г.>
Согласно постановления ВЦИК от 10/2 1921 г. о комиссии ВЦИК по улучшению жизни детей, а также общего плана работ, одобренного комиссией 14/2, настоящим предлагается всем Уполномоченным к точному руководству следующая инструкция:
1. Уполномоченный, являясь подотчетным в своей работе по улучшению жизни детей пред Президиумом Исполкома и Комиссией ВЦИК, несет вместе с Президиумом Исполкома всю ответственность за улучшение жизни детей.
2. Уполномоченный отчитывается перед Комиссией ВЦИК, представляя ей еженедельно по установленной форме информационно-статистические сводки и ежемесячно отчеты (помимо различных донесений и запросов).
3. На основе общих распоряжений и декретов центра, как ранее изданных, так вновь издаваемых, а равно и распоряжений и инструкций Комиссии ВЦИК, уполномоченный имеет право представлять в Президиум Исполкома проэкты распоряжений, обязательных к точному и первоочередному исполнению их всеми органами губернии.
4. Уполномоченный имеет право через Президиум Исполкома представлять в комиссию ВЦИК свои проэкты и предложения о желательности и необходимости издания в области улучшения жизни детей различных новых распоряжений, требующих санкции центра.
5. Для быстроты выяснения и устранения существующих междуведомственных трений, согласования работы, а равно получения необходимых сведений, уполномоченный обязан по мере надобности созывать совещания из представителей Наробраза, Губпродкома, Здравотдела, ЧК, Профсоюзов, РКИ, Женотдела и Отдела Правовой Защиты детей Наробраза.
6. Уполномоченный обязан путем обследования через органы Совпрофа, РКИ и ЧК произвести оценку аппаратов, ведующих делом охраны жизни и здоровья

34
ДЕТИ ГУЛАГА 1918-1956
детей в отношении их работоспособности и пригодности в этой области и через Президиум Исполкома усилить и оживить их.
7. Уполномоченный должен собрать через соответствующие органы сведения:
а) О количестве имеющихся в губернии детских домов, коммун, площадок, изоляторов, приемников, детских медико-педагогических и лечебных учреждений и пр.
б) О численном составе учебно-воспитательного, медико-санитарного и хозяйственного персонала, обслуживающего детей.
в) О количестве детей, находящихся без всякого призора и обеспечения.
8. Путем фактического обследования через соответствующие органы уполномоченный обязан:
а) Выяснить имеющиеся в указанных в п. 7 лит. А учреждениях запасы продовольствия, предметов широкого потребления, медико-санитарных и учебно-воспитательных пособий, хозяйственного инвентаря и топлива.
б) Осмотреть помещения, определить степень приспособленности их в отношении санитарно-гигиенических и воспитательных условий, количество необходимого ремонта, требующихся для этого рабочей силы и материалов.
в) Выяснить наличие в губернии запасов, указанных в п. 7 предметов и добиться через Президиум Губисполкома первоочередного и возможно полного удовлетворения ими детских учреждений, а о недостающих, или отпуск которых выходит за пределы компетенции Президиума Исполкома, срочно возбудить ходатайство перед комиссией ВЦИК, а равно изыскать средства и силы к открытию новых детских учреждений, подыскивая для этого лучшие здания и подбирая лучшие силы и средства для них.
г) Установить наиболее простой и быстрый порядок отпуска и получения продуктов и материалов, указанных в п.п. «а» и «в».
д) Немедленно устранять через Президиумы Исполкомов, а также путем соответствующих совещаний, все междуведомственные трения и недоразумения и самыми решительными мерами пресекать волокиту.
е) Не ограничиваясь периодическими отчетами советских органов перед Исполкомом о выполнении данных им заданий, производить фактические поверки их в этом отношении и в случае невыполнения заданий привлекать виновных к ответственности в установленном порядке.
ж) В порядке работы фактического и статистического обследования определить районы с катастрофическим положением, а также отдельные наиболее острые, неотложные нужды, выделив их в ударные по выполнению.
ГАРФ. Ф. 1235. Оп. 95. Д. 45. Л. 125. Машинопись. Копия. №16
ИЗ ЦИРКУЛЯРОВ ДЕТКОМИССИИ ВЦИК
«ВСЕМ ГУБУПОЛНОМОЧЕННЫМ ПО УЛУЧШЕНИЮ
ЖИЗНИ ДЕТЕЙ» В МАРТЕ - АПРЕЛЕ 1921 г.
Телеграмма № 200/Д
16 марта 1921г.
Комиссия ВЦИК улучшению жизни детей озабочиваясь разрешением полного прекращения движения по желдорводпутям сообщения потока безпризорных детей предлагает как временную меру следующее двтчк необходимо осуществить циркуляр Наркомпроса местным губнаробразам за нр 9163/13 от первого ноября

ГЛАВА I. «МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ МИР ПОСТРОИМ.,.» 1918-1936 гг.
35
1920 года об организации вокзалах пристанях дежурных пунктов детской инспекции имея в виду их задачей кроме общих задач приемных пунктов не только наблюдение но и прекращение движения безпризорных детей тчк Об усилении детской инспекции работникам Женотделов предложено дать соответствующие распоряжения своим органам на места тчк Вопрос организации детских вокзальных столовых разрабатывается тчк Примите срочные меры организации детского приемника для задерживаемых безпризорных детей для чего должно быть предоставлено помещение и все необходимое для оборудования их тчк Инструкции организации указанных приемников имеются Наробразе тчк Вопрос о прекращении движения беспризорных детей поставьте в число первоочередных обратив на него внимание Губисполкома и заинтересованных ведомств тчк Предпринятом вами и результатах телеграфируйте Комиссию тчк 16 марта 1921 года HP 200/Д
Зампредкомиссии улучшению жизни детей
КОРНЕВ
Телеграмма № 407
<9> апреля 1921г. Копия Губпродкомам
Передаю для исполнения следующий циркуляр Наркомпрода Губпродкомам тчк кавычки связи объединением всего снабжения предметами оборудования и инвентаря питательных пунктов Наркомпроса и Наркомздрава Наркомпроде зпт Отдел Общепитания предлагает руководства всего поступающего инвентаря общественного питания удовлетворять первую очередь призреваемых детей Наркомпроса и Наркомздрава скоба Детские дома приюты колонии и тому под. скоба и больницы полностью при недостатке инвентаря в размере семьдесят пять процентов точка Вторую очередь тире богадельни тюрьмы и арестные дома зпт интернаты взрослых сокращением до пятидесяти процентов потребности тчк Третью детские столовые скоба школьные зпт детские сады зпт коммуны и тому подобное скоба с сокращением сорока процентов потребности тчк четвертую тире столовые взрослых сокращением при недостатке до двадцати процентов потребности HP 141514 от 5 апреля сего года Член Коллегии Наркомпрода ЛОБАЧЕВ, Управляющий Отделом ЯКОВЛЕВ тчк <9> апреля 1921 года HP 407
Зампредкомиссии КОРНЕВ
Телеграмма № 499
16 апреля 1921г. Копия — Губисполкомам
Основании декрета Совнаркома 4 марта 1920 года и положения Комиссии делам несовершеннолетних 10 июня 1920 г. нр 4549/13 общие суды и тюрьмы для детей упразднены тчк Необходимо проследить чтобы несовершеннолетние не содержались общих местах заключения тчк Все дела несовершеннолетних подлежат ведению Комиссии делам несовершеннолетних которые должны быть организованы всех губернских уездных городах тчк Состав Комиссии должны качестве постоянных членов входить представитель Нарсуда и врач психиатр за отсутствием последнего просто врач тчк Через Губисполком обяжите Губздрав и Губюс-тиции точном выполнении последнего и равно примите меры том же порядке организации самих комиссий где их нет открытию минимального необходимого числа но не менее одного на уезд соответствующих приемников подыскав подходящие для этого помещения с необходимым оборудованием тчк одновременно

36
ДЕТИ ГУЛАГА 1918-1956
этим предложите Губнаробу выделить необходимое число работников для работы области социальной защиты детей качестве братьев сестер и обследователей тчк Исполнение телеграфировать комиссии тчк 16 апреля 1921 года HP 499
Зампредкомиссии КОРНЕВ ГАРФ. Ф. 1235. Оп.95. Д. 45. Лл. 132-133, 143. Копия. Машинопись.
№17
ЦИРКУЛЯР НАРКОМПРОДА № 141259 О ДЕТСКОМ ПИТАНИИ
Марта 21 дня 1921 г. Всем Губпродкомам
В целях обеспечения диетическим питанием детей и больных Народный К-т Продовольствия предлагает изъять нижеперечисленные продукты из общего распределения, предоставив их исключительно для детского и больничного питания.
Все имеющиеся в наличии, равно как и поступающие по нарядам центра или изготовленные на месте запасы сушеных фруктов (урюк-курага, яблоки, груши, вишня, изюм и т.д.) молочной муки «Дестле», овсяной крупы «Геркулес», фруктовых консервов, шоколада, как натурального, так и суррогатного, изготовленного на сахаре (как то подсолнечный и пр.), подлежат распределению согласно установленных норм исключительно среди детских групп населения. Яйца, яичный порошок «Эгго», птица и дичь, сгущенное молоко, какао, манная крупа, рис, клюквенный экстракт, клюква, картофельная мука, мед, желатин, получаемые по нарядам центра, равно как и имеющиеся среди местных запасов — распределяются впредь только между детьми и больными согласно установленных норм, и сообразно потребности.
Действие настоящего циркуляра входит в силу с момента получения его на месте и ответственность за точное исполнение его возлагается на Губраспреды15.
Член<ы> Коллегии Наркомпрода И.ЛОБАЧЕВ, ХАЛАТОВ Управляющий Отделом Обществ, питания ТРОФИМЕНКО
ГАРФ. Ф. 1235. Оп.95. Д.45. Л. 134. Заверенная копия. №18
ИЗ ДОКЛАДА КОМИССИИ ВЦИК ПО УЛУЧШЕНИЮ ЖИЗНИ ДЕТЕЙ В ПРЕЗИДИУМ ВЦИК
<Апрель 1921 г.>
Забота о жизни и здоровьи детей как обязательстве государства впервые была признана Советской Властью. Лишь Октябрьская Революция раскрепостившая рабочего от гнета капитала создала возможность осуществления этой задачи, поставив ее на строго определенный правильный путь, вырвав ее из рук частной благотворительности, филантропии.
Но полное разрешение указанной в высшей степени ответственной задачи ходом событий последних лет было осложнено до крайних пределов. Тяжелое наследие царского-буржуазного строя, кровавая империалистическая бойня, выбросившая на улицу тысячи, десятки тысяч сирот, приведшая страну к тяжелому экономическому кризису, потребовала от пролетариата колоссального напряжения всех сил и средств чтобы в деле улучшения быта детей достигнуть хотя бы только удовлетворительных результатов.

ГЛАВА I. «МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ МИР ПОСТРОИМ.■■» 1918-1936 гг.
37
С другой стороны ожесточенная гражданская война и хозяйственная разруха требовали все время от Советской Власти почти все ее внимание, максимум лучших сил и средств направлять на эти фронты. И естественно, что при этих условиях, когда рабоче-крестьянской власти приходилось только думать о спасении самой революции, ее завоеваний от натиска международного капитала и его бесчисленных наемников, когда волны белогвардейщины докатывались до Тулы, Казани, Сызрани, когда каждую минуту можно было ожидать белогвардейских вспышек внутри самого Советского оазиса, забота о детях отходила на 3-й и далее планы. И улучшение их положения, создание для них тех условий, какие хотел бы создать рабочий не могли успешно развиваться, не могли достигнуть даже необходимого минимума.
Наркомпрос, орган непосредственно ведающий делом обеспечения и воспитания подрастающего поколения, указанной суровой необходимостью был также обессилен. Лучшие силы из него большею частью были изъяты, часть же их он сам не сумел сохранить и они просто ушли из него. Необходимых средств не хватало, их собрать Наркомпрос не мог и не сумел. Кроме того Наркомпрос не сумел из имевшихся в его распоряжении сил и средств создать более или менее стройный гибкий аппарат, который если бы и не справился с работой в полном объеме, все же мог бы подготовить необходимый материал для выполнения ея при более лучших общих наших условиях. Этими объективными условиями, слабостью аппарат Наркомпроса и неумением его к практической постановке дела и объясняется то печальное положение, в котором оказались дети.
Советская Власть не могла не видеть этого и среди огня гражданской войны, среди разрухи хозяйства нищеты и голода никогда не забывала своего обязательства по отношению к детям и по мере сил и возможности стремилась придти к ним на помощь.
Так декретом от 10/П 1919 г. был создан особый чрезвычайный орган — Совет Защиты детей, которому были даны широкие полномочия, и поручено изыскать необходимые силы и средства для улучшения жизни детей. Но к сожалению Совет Защиты детей за два года своего существования растерял данные ему права и полномочия, из органа междуведомственного, направляющего и толкающего работу ведомств в указанной области превратился в просто придаток Наркомпроса, толкающийся сам в различных ведомствах. Совет Защиты детей существенных результатов не достиг.
Изложенное выше, а именно критическое положение детского наследия в Республике, слабость Наркомпроса и безсилие его справиться с этой задачей, неуменье к постановке Совета Защиты детей и отсутствие гарантий, что они в конце концов смогут, наладив свою работу и свои аппараты, либо сделать для детей, привело к созданию при ВЦИК особой полномочной Комиссии по улучшению жизни детей. Организация указанной Комиссии принципиально была признана необходимой Президиумом ВЦИК 27/1 с/г, а 10/Н с/г уже было окончательно утверждено положение о ней и ее личный состав.
<...>
А. ОРГАНИЗАЦИЯ КОМИССИИ
При этом Комиссия первое время все вопросы рассматривала и разрабатывала непосредственно сама в своих заседаниях, возлагая на того или иного члена ее или ведомство, причем большее число вопросов и заданий Комиссии естественно падало на плечи Наркомпроса, и тут, как это ни печально, но необходимо отметить, Наркомпрос со многими данными ему заданиями не справился

38
ДЕТИ ГУЛАГА 1918-1956
и часто не потому что не было соответствующего материала, что этому препятствовали объективные условия, но только благодаря неналаженности своего аппарата и неумения практически повести дело. При рассмотрении отдельных областей работы Комиссии последнее подтвердится многими актами.
И вот отчасти в силу этих причин, а отчасти в силу большого объема развернувшейся работы, Комиссия принуждена была встать на путь создания при себе П<од>/Комиссий. Этот метод работы начат приблизительно с Марта текущ. года и с этого момента до последних дней было создано четырнадцать П/Комиссий, из коих 9 под моим Председательством, 2 — тов. ТРОФИМЕНКО, 1 — т. СЕ-НЮШКИНА, 1 - т. ГРИНБЕРГА, 1 - т. Секретаря Комиссии тов. НАЗАРОВА.
Были избраны П/Комиссии:
1) по снабжению детей предметами широкого потребления.
2) постройка и ремонта мебели для детучреждений.
3) по снабжению и неорганизованных детей.
4) по улучшению питания детей Петрограда.
5) по выработке порядка питания детей от 1-3 года.
6) "      "      "      "       " "      3-7 лет.
7) по разверстке 100.000 пайков для детей колонистов.
8) по согласованию цифр численности детей.
9) по производству ремонта детских колоний.
10) по реализации нарядов на мануфактуру для детей за 1920 год.
11) по разработке вопроса о закупке Наркомпросом ненормированных продуктов.
12) по ликвидации Совета защиты детей.
13) " снабжению обувью.
14) " финансированию детучреждений. <...>
Б. НЕПОСРЕДСТВЕННАЯ РАБОТА ПО УЛУЧШЕНИЮ ЖИЗНИ ДЕТЕЙ
Питание детей положительно нигде не налажено. Даже в закрытых детских учреждениях, не говоря уже о коммунальном питании, не хватает совершенно жиров, мало или почти совсем нет продуктов диэтического питания. Дети ведут полуголодное существование, местами питаются только хлебом и капустой или мерзлым картофелем. Помещений не хватает. Лучшие здания в городах, часто бывших школьных помещений и помещений детучреждений заняты различными бесчисленными организациями, канцеляриями, военными ведомствами и воинскими частями, а порой и просто частными квартирантами. С дет-учреждениями никто не считался, детей выталкивали из помещений на улицу. Отыскивать новые помещения для детских домов огромный труд, ибо нужно пройти целый ряд заграждений, несмотря на то, что иногда намеченные под детучреждения помещения занимаются квартирой какого-либо буржуа. Помещения детучреждений не оборудованы, малы, грязны, уборные в некоторых из них не работают или нет совсем, голодные раздетые дети вынуждены бегать на улице или просто пользоваться одной комнатой. В кухнях грязь, помещения холодные. За отсутствием дров дома не отапливались совсем — часто температура доходила до 3-х градусов. Ночью мерзла в помещениях вода. Кухонных и столовых принадлежностей не хватает, а иногда и совсем нет — дети вынуждены принимать пишу из каких-то баночек, коробочек, руками: в одежде, белье громадный недостаток. Дети голые и босы. Постельных принадлежностей, кроватей мало:

ГЛАВА I. «МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ МИР ПОСТРОИМ..■» 1918-1936 гг.
39
дети часто спят на голом полу, покрываясь какими то лохмотьями, прибавьте к этому холод, грязь, голод — создается кошмарная картина; но мало того, ввиду этих недостатков, отсутствия мыла, медикаментов, врачебного надзора развиваются паразиты, заболевания чесоткой и другими болезнями. Грязное тело ребенка разъедается, покрывается ранами. Дети стонут ночью и днем, процент заболеваемости громадный, отсутствие помещений влечет за собой невозможность отделить больных от здоровых, от морально-дефективных детей, уход за детьми ниже критики, наблюдались случаи, где обслуживающий персонал жил только за счет детей и не только сам, но и их родственники; продукты расхищались и т.д. Холодные, голодные, раздетые, разутые дети бежали из детских домов. Массами в поисках тепла, хлеба и ласки направлялись на юг. Поток безпризор-ных заполнил многие станции южных железных дорог. На той же почве развивается детская преступность, доходящая порой до жутких размеров. Комиссии по делам несовершеннолетних, Детская Инспекция не развились в силу общих условий в такой степени, чтобы справиться с этой огромной задачей. Воспитание при вышеизложенных условиях трудно поставить на должную высоту. Вот <...> в самых коротких чертах общая характеристика положения детей. Правда, среди этой картины встречаются и светлые оазисы, но их так мало, что общее впечатление больше чем неудовлетворительное. Оно таково, что дальше молчать о нем — преступление. Принимать по отношению к нему паллиативы, кустарничать, и платить зарплату на зияющих прорехах — нельзя. Нужно вопрос поставить ребром и бросить на него все, что есть, чтобы спасти подрастающее поколение от вымирания. Еще раз подчеркивается, что речь идет не о каких либо «улучшениях», представлении особых благ, а о спасении.
1. Питание детей
Вопрос питания является одним из коренных вопросов, удовлетворительное разрешение которых явилось бы громадным успехом в области работ Комиссии, но с другой стороны при общих наших продовольственных затруднениях он является в то же время и наиболее трудно-разрешимым. В приводимых ниже сведениях с мест и целом ряде докладов Инструкторов Наркомпроса и приезжающих делегатов выясняется, что постановка дела питания носит часто катастрофический характер, а в общей сложности, неудовлетворительна почти всюду.
Комиссия ВЦИК рассматривая данный вопрос и имея в виду в связи с общим состоянием государственных запасов, что мы не в силах в данный момент <в> полной необходимой мере питать всех детей одинаково, как в городах, так и в деревнях, разделила детей на 3 основных группы: 1 группа детей — это дети интерната, закрытых детучреждений, находящихся на полном иждивении государства. Недодача им пайка — это уже болезнь детей, прекращение выдачи пайка — их смерть. Комиссия ВЦИК твердо установила, что эта группа детей должна снабжаться полностью установленным пайком, причем самый паек должен быть забронирован. Наркомпрод пошел навстречу в данном случае и вопрос о забронировании соответствующего количества пайков должен быть на днях окончательно разрешен и фактически осуществлен Коллегией Наркомпрода. Здесь пришлось между прочим столкнуться с тем фактом, что цифра числа детей этой группы у Наркомпрода и Наркомпроса разошлась и особой П/комиссией пришлось их согласовывать: в общем закрепляется цифра 385.465 (без Украины) детей.
Во вторую очередь снабжаются дети полуорганизованные, т. е. школ, клубов, площадок и т. д., находящиеся на частичном иждивении государства.

40
ДЕТИ ГУЛАГА 1918-1956
В третью очередь снабжаются дети неорганизованные и из них в первую очередь малолетние, а остальные в зависимости от социального состава и местных условий (например центров, голодающих губерний и т. п.), причем коренным улучшением питания детей этой группы может служить только улучшение детского коммунального питания с подразделением детей на три возрастные группы: 1-3-х лет, 3-7 лет, и 7-16 лет. В данный момент особая П/комиссия специально занята разработкой порядка и практического осуществления питания этих детей. Одновременно с этим поднят вопрос о порядке питания детей кандидатов в детские дома. Вопрос пока еще окончательно не выяснен. При рассмотрении вопроса о питании детей имелась в виду возможность понижения норм питания детей 1-й группы для увеличения тем самым фонда питания других групп, но привлеченное к этой работе научное совещание Наркомздрава категорически высказалось против этого.
<...>
Отопление и освещение детских учреждений
Снабжение топливом детских учреждений и особенно в зимнее время является также одним из больных вопросов, и здесь, как и выше, мы должны констатировать неудовлетворительность положения. Школы более чем на половину не отапливаются, закрытые детские учреждения были обеспечены только на 60%, запасов топлива не было никаких. В детских домах температура доходила до 4 градусов. Ночью в комнатах замерзала вода. Комиссия ВЦИК разработкой данного вопроса занялась на одном из первых ее заседаний. При этом выяснилось, что снабжение топливом детучреждений ни в одну из квалифицированных групп не вошло, а шло наравне с различными учреждениями, что самый порядок истребования топлива и освещения был, очевидно, мало знаком Наркомпросу. <...>
Борьба с детской преступностью и беспризорностью
<...> Рост детской преступности, количества беспризорных детей и массового их движения по путям сообщения Республики является в то же время делом, требующим срочного разрешения. Поступающие донесения с мест, например, Дона, Кубани и Поволжья указывают, что в данный момент поток не прекращает своего движения, а наоборот усиливается. Конечно основные причины этого явления кроются в экономических условиях жизни детей. Полуголодные, разутые, раздетые дети стремятся на юг, стремятся в хлебные места надеясь там найти хлеб, тепло и приют. Те же причины вызывают и рост преступности. Органы, призванные к борьбе с указанными явлениями, еще не достаточно развились, не имеют достаточных сил и средств. Мало детской инспекции, не везде организованы Комиссии по делам несовершеннолетних. Не хватает соответствующих приемников, распределителей, домов для морально-дефективных детей.
Часто работа Комиссии по делам несовершеннолетних в конечном счете сводится к нулю указанными причинами — некуда девать детей. Детей, впавших в правонарушение, часто помещали вместо соответствующих детских домов в тюрьмы, в общие со взрослыми места заключения, и дети, выходившие из них, можно с печальной уверенностью говорить, проходили известную школу, диаметрально противоположную той, которую нужно.
Данный вопрос стоит на повестке дня Комиссии, она уже неоднократно обсуждала его, и еще много раз ей придется возвращаться к нему. В данный момент в этом отношении предпринято: Всем Губисполкомам и Губуполномо

ГЛАВА I. «МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ МИР ПОСТРОИМ...» 1918-1936 гг.
41
ченным дано указание, что для детей ни общих ни чрезвычайных судов ни тюрем в Советской России нет. Предложено срочно организовать Комиссии по делам несовершеннолетних, если таковых еще нет, открыть соответствующие приемники и распределители, а также дома для морально-дефективных детей, в том чтобы их было не менее одного на уезд. Предложено Наробразам усилить кадры работников Правовой Защиты детей, то же предложено и Женотделам. Предложено организовать привокзальные приемники для безпризорных детей, снимаемых с поездов, организовать дежурство детской инспекции на вокзалах и пристанях. Используются в том же направлении эвакопункты. В Москве принимаются меры к открытию вновь до 10 вокзальных приемников и кроме того несколько приемников-распределителей для Московских Комиссий по делам несовершеннолетних. И наконец предположено открыть Центральный Распределитель, помещение для которого уже подыскано. <...>
Заместитель Председателя Комиссии КОРНЕВ
ГАРФ. Ф. 1235. Оп.95. Д. 45. Лл. 148-148 об., 150 об., 152-152 об., 153, 157 об., 160 об., 161. Подлинник. Машинопись.
№19
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ВЧК Ф.Э. ДЗЕРЖИНСКОМУ ОТ Е.М. РАТНЕР
Гражданин Дзержинский.
Назначая Вас председателем всех учреждений по охране детей в России, Советское Правительство так усердно рекламирует в своей прессе Ваше «золотое сердце», что даже в душах людей, наиболее критически относящихся к этому роду литературы, могла явиться тень сомнения. Правда, Ваш 3-х летний педагогический стаж в качестве Председателя ВЧК, казалось бы, достаточно предопределял пути и методы воздействия на подрастающее поколение, но предполагать, что все они будут целиком применяться и к гражданам самого младшего возраста, решился бы далеко не всякий. Вот почему я считаю своим долгом в качестве иллюстрации, рассеивающей на этот счет всякие сомнения, привести несколько фактов из жизни одного ребенка, уже много много месяцев имеющего счастье находится на Вашем попечении. Это мой 3-х летний сын Шура, содержащийся вместе со мной в Бутырской тюрьме. Счастье, выпавшее на его долю, действительно, велико. Других детей в его положении Вы силой отнимаете у арестованных матерей и помещаете в советские воспитательные учреждения с большим риском попасть на фабрику ангелов — одной из немногочисленных отраслей советского производства, процветающей не в пример прочим. В Бутырках Шура благоденствовал вместе с другими членами: с.р.овского общежития.
Но трудность положения правительства растет. Отечество — в опасности, и интересы коммунистической политики властно требуют принятия по отношению к Шуре самых строгих репрессивных мер. С этой целью вначале предполагается отправить Шуру в один из провинциальных каторжных централов, дабы лишить его возможности вредного воздействия на внешний мир. В одну прекрасную ночь вооруженные до зубов чекисты наводняют помещения тюрьмы, вытаскивают силой чуть ли не с постелей полураздетых женщин, толкают, бьют, тащут за руки и за ноги по железным и каменным лестницам неизвестно куда, неизвестно зачем. Врываются и в нашу камеру, набрасываются на перепуганного, кричащего не детским криком ребенка.

42
ДЕТИ ГУЛАГА 1918-1956
Потом оказывается, что ЦК партии CP оставляют в Москве, и Шура остается в опустевших Бутырках. Но вольности, которыми он пользовался до сих пор в пределах Бутырского двора, слишком подрывают основы. И Шурку обезвреживают.
1. С этой целью его выпускают на прогулку только на один час в день и уже не на большой тюремный двор, где растет десятка два деревьев и куда заглядывает солнце, а на узкий темный дворик, предназначенный для одиночек.
2. Запираются двери не только коридора, но и его одиночки, хотя корпус почти пуст, и достаточное количество замков отделяет и так Шурку от воли.
3. Коммунистическая комендатура так усердно празднует праздники Св. Пасхи, что даже на второй день ее отказывает в свидании приехавшим в первый раз за всю зиму из деревни братишке и сестренке, гражданам не менее опасного возраста. Дети ждут 2 часа и плачут у ворот, Шурка плачет в тюрьме, правительство РКП торжествует.
4. Должно быть, в целях физического обессиления врага помощник коменданта Ермилов отказался принять Шурке даже принесенное с воли молоко. Для других он передачи принял. Но ведь то были спекулянты и бандиты, люди гораздо менее опасные, чем CP Шура.
Не вспоминаются ли Вам, гражданин Дзержинский, кошмарные картины царской каторги, в тех же Бутырских стенах. А ведь тогда камеры детей не запирались, они пользовались льготными прогулками, им всегда принимались передачи.
Итак, Ваш первый воспитательный опыт удался. Шурка сидит под замком и смирился. Надеюсь, что эта педагогическая система, примененная ко всем детям РСФСР, даст не менее блестящие результаты. Жалею лишь, что положение печати в России лишает меня возможности достаточно рекламировать этот поучительный опыт, но не сомневаюсь, что история вполне вознаградит меня за это.
Евгения PAT HEP
Бутырки. 10 мая 21 г.
ГАРФ. Ф. 8419. On. 1. Д. 8. Л. 54. Машинопись. №20
ИЗ РАССКАЗОВ БЕСПРИЗОРНЫХ О СЕБЕ
Моя жизнь
Я жил в Пермской губернии, в уездном городке Кунгуря, и жил я очень скудно. Я жил с сестрой. От матери я остался 3-х лет, а отца совсем не знал. Я работал, трудился то там, то сям, и так я вырос на этой работе. Мать у меня была трудовая женщина, работала и воспитывала нас с сестренкой. Так я с матерью прожил очень хорошо, ни об чем не думая. Потом вдруг сделалась перемена жизни, мать заболела и померла, и я остался жить с бабушкой и сестренкой. Я пошел работать в работники на кожевенный завод, на котором я гнул свои кости; придешь, бывало, с работы, устанешь, как собака, и поесть не успеешь, а бабушка тебе уже говорит: дров нет, поди сходи по дрова. И поедешь на тележке версты за четыре по сучья, как купить было не на что. Приедешь, как с пашни лошадь, которая, с ноги на ногу переступая, плетется за хозяином. Вот так испытывал и я. Потом вдруг у нас стал голод, и мне пришлось ехать, куда глаза глядят. <...>
Александр АРИСЬЕВ16

ГЛАВА I. «МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ,МИР ПОСТРОИМ...» 1918-1936 гг.
43
Дни моей жизни с 1907 года 6 августа, и до сего времени, 1923 года
...жить было хорошо. Как вдруг поднялась война, затеянная неправильным царем Николаем. Нам от этой войны пришлось уйти, бросить все свое крестьянское богатство, свой дом, огород, клуню, свои поля, луга, и так далее, и итга скитаться неизвестно куда. В дороге много натерпелись беды, холоду, но все-таки ни один человек из нашей семьи в дороге не помер. Нас завезли в Казанскую губернию, Спасский уезд. Народ там гостеприимный, любители всякого пострадавшего человека вывести из беды. Давалось немного денежного пособия при Миколке. А при Советской власти нам дали землю. Стали жить хорошо, нажили две коровы, свиньи, куры. Будучи на чужой стороне, отец побывал в солдатах и пришел домой цел и невредим. Я уже стал немного больше и нам жить бы да жить, хозяйствовать. Как вдруг эту страну настигло несчастье, которое каждому известно, от которого гибли сотни и даже тысячи людей. Тут-то и были самые трудные дни моей жизни, которых я раньше не только не испытывал, но даже никогда и не слыхал, а также мой отец и мать. От этого голода нам удрать пришлось не скоро, а только мы выехали из деревни в Казань, бывшую от нас на 120 верст, надеясь попасть на родину в Грод<ненскую> губ. Но в Казани для нас так трудно было, что я не буду всего описывать, а только скажу про то, что я не только был несчастный тем, что был голодный, но более тем, что все время приходилось плакать, глядя на своего дорогого отца и мать, которые не могли даже принести воды и лежали опухлые от голода в сырой, грязной, холодной квартире. Только один я не падал духом, признаться, воровал, просил и приносил домой, делился со всей своей семьей. Но в конце концов я не вытерпел, не захотел умирать, попрощался с отцом, матерью и сестрой, которой было уже 19 лет, и, взявши с собой двух маленьких сестер, которых звали одну Варвара, а другую Анна, я пошел в город Казань — так как мы жили 7 верст от Казани — искать спасения от голода, в большой зимний мороз 7 января по старому стилю, на самое Рождество, в плохой, рваной, грязной одеже. Маленькая самая сестра Варвара, 8 лет, не прошла сажен сто, как начала плакать, что не может дальше итти. Проезжавших мимо извозчиков и мужиков просились посадить ее, но никто не обращал на нас внимания, проезжали все мимо. И мы, с другой сестренкой Анной, которой было 10 лет, вели ее под руки 5 верст и даже тащили по земле; она сильно замерзла. Анна дошла благополучно, так как была постарше. Шли мы, не переставая плакать, били в спину кулаками свою маленькую сестру, за то, что она не могла итга. Народ тоже плакал, глядя на нас, который попадался нам навстречу, идущий из города. Рады были помочь, но не могли. Но все-таки нашлись два человека, которые дали нам по куску хлеба, мы его с жадностью съели, идучи дорогой. В Казань пришли мы поздно, было уже темно. Но к великой радости мы не долго ходили, и нашли детский распределитель. Заявились заведующему, нас скоро приняли, так как мы имели на руках удостоверение личности. Нас обмыли в ванной, дали мне новую рубашку, а сестрам платья и повели на верхний этаж с другими прибывшими — такими же, как и мы, несчастными детьми. Было в приюте плохо только в отношении питания: малая была очень порция, 3/4 хлеба и американского приварку было мало. Но на это я не обижался и часто ругал сам себя, почему не шел раньше в приют; хотя, признаться, не пускал отец. Я хотел итти, но отец говорил: «Не ходи никуда, быть может, нас скоро отправят на родину, слухи есть в Татэваке, поедем все вместе».
Первый раз нас в приюте покормили рисовой кашей, булкой американской, дали без Vs четверть хлеба, вернее, 78-ю Сестренка моя Варвара, которую я

44
ДЕТИ ГУЛАГА 1918-1956
вел, тузая в спину кулаками, наелась, огляделась, подозвала меня к себе и говорит: «как здесь хорошо, какая каша сладкая», и также помянула тату с мамой. Живем в приюте день, живем другой и, наконец, целую неделю, про отца, мать ничего не знаем. Сестренки обе заболели чесоткой, Анна скоро выздоровела, а Варвара, хотя и выздоровела, но опять заболела сыпным тифом и умерла. И я остался один со своей сестрой Анной. <...>
А.ХОМЕНЧУК
Гринберг Анна. Рассказы беспризорных о себе. М.: Новая Москва, 1925. Стр. 22—24, 100-102.
№21
ИЗ ДОКЛАДА ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ВЦИК М.И. КАЛИНИНУ ОТ ЗАМЕСТИТЕЛЯ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ЦИК ТАТАРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ И УПОЛНОМОЧЕННОГО ПО УЛУЧШЕНИЮ ЖИЗНИ ДЕТЕЙ ТАТРЕСПУБЛИКИ ИСХАКА КАЗАКОВА
14 октября 1921 г.
В докладе моем от 9 сентября сего года, переданном Комиссии по улучшению жизни детей при ВЦИК лично Секретарем Комиссии тов. Малиновым, мною был дан отчет о деятельности Комиссии по улучшению жизни детей за июль и август месяцы. За это время работа Комиссии выразилась в организации местных комиссий в кантонах, в сборе различных цифровых данных и руководящих материалов, в разработке плана предстоящей работы, наконец, в том, чтобы привлечь внимание различных учреждений и ответственных работников к положению детей Татреспублики. Начиная с конца августа и в течение всего сентября работа Комиссии состояла уже в реализации намеченной программы, т.е. в открытии детских школьных столовых, врачебно-питательных пунктов, в устройстве безпризорных детей, детей беженцев, в открытии детских распределителей, оборудовании их, эвакуации детей и проч.
С 10 сентября Комиссия была включена в состав Помгола17 с наименованием Подкомиссии Помгола по улучшению жизни детей, а я, как Председатель Комиссии, вошел в состав Помгола <Татреспублики> на правах уполномоченного по улучшению жизни детей.
Развить дело помощи детям по выработанной программе в широком масштабе Подкомиссия Помгола не имела возможности, т.к. имела за это время в своем распоряжении очень мало продовольственных и денежных ресурсов, ибо средства брались только от Помгола. Поэтому Подкомиссии пришлось проводить в жизнь намеченный план с большой урезкой в самых скромных размерах. Продукты и денежные средства, предоставленные Помголом в распоряжение Подкомиссии по улучшению жизни детей, дали возможность открыть в наиболее пострадавших от неурожая местностях кантонов Татреспублики 240 школьных столовых на 11 000 детей и дать частичную помощь детям беженцев (в количестве 1600 человек), скопившихся в с. Богородском, до отправки их на места назначения. В то же время в Казани принят ряд мер по улучшению жизни безпризорных, прибывших из кантонов детей, приняты меры к разгрузке изоляторов, ежедневно подбирались дети с улиц, закрыт знаменитый 2-й распределитель — это «детское кладбище», находившийся по Тукаевской ул.: дети этого распределителя после санитарной обработки переведены в другое здание, в быв. Ксенинскую женскую гимназию на Воскресенской ул., открыт новый 3-й распределитель по Тукаевской ул. в д. № 88, улучшены в санитарном отноше

ГЛАВА ». «МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ МИР ПОСТРОИМ...» 1918-1936 гг.
45
нии детские приемники. В то же время Подкомиссия особенное внимание обратила на детей беженцев, находящихся на ст. Казань, на Устье у пароходных пристаней и на ст. Лагерная, где дети находились в особенно тяжелых условиях. По настоятельной просьбе Комиссии Центральной Комиссией по улучшению жизни детей был отправлен в Казань врачебно-питательный поезд, который по прибытии в Казань с 18 августа начал производить питание детей сначала на ст. Казань, а затем был переведен на ст. Лагерная, где уже были сгруппированы все переселенцы с детьми. Врачебно-питательный поезд за время с 18 августа по 1 сентября пропустил 83.165 детей беженцев. Что касается мероприятий Подкомиссии в отношении снабжения детей предметами обмундирования, то следует отметить, что по настоятельному ходатайству Подкомиссии Центром отпущено через Татодежду Наркомпросу для детей 192 ООО арш.* мануфактуры, непосредственно из Москвы 45 224 арш. мануфактуры (всего 237 224 арш.), кроме того получено 4 октября еще 144 000 арш. мануфактуры Отделом Снабжения Наркомпроса. Это количество мануфактуры можно считать слишком недостаточным, если принять во внимание действительную потребность в обмундировании детей, имея при этом в виду, что за последние годы дети, в особенности в кантонах, окончательно обносились, у многих из них не имеется почти никакой одежды. Полученная мануфактура частью уже пошита и раскроена, частью находится в производстве. В течении сентября месяца пошито 8219 шт. пальто, 8587 рубашек, 10 050 кальсон, 8405 панталон, 4114 женских сорочек, 3583 шт. гимнастерок, 3583 брюк и 200 шт. детских костюмов, 5962 шт. головных платков и 10 000 полотенцев. Из всего заготовленного количества обмундирования 30% отпущено в кантоны, остальное отпускается для эвакуируемых детей и для детских распределителей. Кроме сего, по настоянию Комиссии получено от Татсоюза 18125 пар обуви, из коих 15000 пар распределены по кантонам пропорционально количеству детей в детских домах.
18 сентября прибыла в Казань Американская Администрация помощи18 голодающим детям. Подкомиссия бросила все силы на помощь Американской Администрации. 20 сентября уже начали кормить детей, находящихся во 2-м распределителе, продуктами американцев; 21 сентября Американская Администрация, сопровождаемая мною, как Уполномоченным Помгола, и членами Подкомиссии, выехала на пароходе «Верлен» в Тетошский, Чистопольский, Набережно-Чел-нинский и Мензелинский кантоны. Там были сорганизованы местные комитеты русско-американской помощи, которым и переданы привезенные американцами продукты. В это же время были открыты сотни школьных столовых. Кроме того Председатель Американской Администрации мистер Уорн19 открыл на 400 чело-в<ек> детей столовую для детей переселенцев, находящихся в Челнах у пароходных пристаней, из запасного фонда американской помощи.
По возвращении Комиссии из кантонов в Казань 30 сентября Исполнительный Комитет Русско-Американской помощи 150.000 пайков распределил кантонам Татреспублики следующим образом:
<...>
на Казань.... Наб.-Челны
Лаишев........
Мензелинск Арск.............
15000 пайков
12000 «
. 7500 «
12000 «
. 7500 «
Свияжск Спасск... Тетюши ,
Елабугу .....
Чистополь
13000 пайков 15500      « . 7500      « . 7500      « 17500      «
* Аршин — старая российская мера длины (71,12 см).

46
ДЕТИ ГУЛАГА 1918-1956
Мамадыш............ 10000    « Бугульму............. 15000      «
Буинск ................ 10000    «
С 21 сентября по настоящее число отправлено по кантонам 60899 пуд. американского груза, до окончания навигации надеемся отправить до 50000 пуд. Кроме того, Американская Администрация будет снабжать детей в Татреспублике детским обмундированием в довольно значительном количестве.
Получена телеграмма из Центра об утверждении общепитания голодающих детей Татреспублики на первую половину октября на 60 000 человек детей, продукты уже получаются: пайки на 60 000 чел. распределены следующим образом:
Свияжск.............................3700 Тетюши.............................7000
Буинск...............................4000 Спасск...............................3450
Бугульма............................7000 Чистополь.........................6000
Наб.-Челны.......................6000 Мензелинск......................6000
Елабуга...............................5000 Мамадыш..........................4000
Лаишев...............................3750 Арск...................................3750
Продукты высылаются по кантонам, с 20 октября столовые начнут функционировать.
Кроме вышеуказанных продуктов Помгол получает 700.000 пуд. картофеля на детское питание. Картофель этот ежедневно прибывает в Казань и направляется по кантонам.
<...>
Подкомиссия обратила особое внимание на детей, находящихся в городе Казани, в особенности детей рабочего населения. Число детей в Казани от 0 до 1 года насчитывается 3683 челов., от 1 <до> 5 л. — 20773 чел., от 5 <до> 16 л. — 54118 чел., всего детского населения в Казани 78.574 чел., более 50% из них страдает недоеданием. Чтобы помочь этим детям, Подкомиссия решила оставить в Казани в Адмиралтейской слободе питательный поезд, который будет кормить детей завода № 40 и Алафузовского завода ежедневно до 5000 чел. В Казани имеются детские столовые КПО, где питается 25563 чел. детей, но за последнее время продукты в эти столовые за неимением запасов отпускаются в очень ограниченном количестве. В скором времени будут отремонтированы 16 столовых КПО. На этот предмет Помголом отпущено Коммунальному Отделу 100 миллионов рублей. Дети в этих столовых будут получать дополнительные американские пайки, а также Помгол дополнит норму продуктами общего питания, доведя до голодной нормы, выработанной на днях Подкомиссией, — в 935,3 калорий. Таким образом до 30 000 чел. детей гор. Казани в скором времени будут питаться довольно сносно, а для улучшения положения других детей Подкомиссией принят ряд мер.
Необходимо здесь сказать несколько слов об эвакуации детей.
В июле месяце Комиссией было возбуждено ходатайство перед Центром эвакуации 3000 детей из Татреспублики в урожайные местности. Центр разрешил по мере возможности их эвакуировать, но наряды и эшелоны долгое время не получались. Первый поезд за № 43 прибыл в Казань только 6 сентября. <...> Всего эвакуировано 3345 чел. детей и 178 чел. руководителей. <...> На этих днях ожидается ряд поездов для отправки детей. Для этой цели вывозятся из кантонов дети в Казань, после санитарной обработки и обмундирования их, дети будут отправляться по назначению в хлебородные губернии. До окончания навигации Эвакбюро Наркомпроса надеется эвакуировать еще до 8 тысяч человек.

ГЛАВА I. «МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ МИР ПОСТРОИМ...» 1918-1936 гг.
47
В заключение считаю необходимым указать, что по данным статистики 1920 года и включая сюда число детей, вновь присоединенных к Татреспублике районов (по сведениям статистики за 21 г., полученным из кантонов), общее количество детского населения Татреспублики насчитывается 1.304.425 человек. По возрастам распределяется в таком виде: 0-3 л. — 404861 чел., от 3 <до> 7 л.— 267658 чел., от 7 <до> 16 л.— 631906 чел. Из всего этого количества детей может быть обеспечено государством в нынешнем году 33 179 чел., за счет Помгола в ближайшие дни будет содержаться 71 000 детей, за счет Американской Администрации 150 000 детей, <всего> 254179 человек.
К сожалению, этим далеко не исчерпывается нужда населения в республике — у нас еще имеется 1.049.246 чел. детей, которым мы не можем еще до сего дня притти с помощью за недостатком средств. Помощь давалась до сего времени самым пострадавшим от неурожая селениям, есть ряд других селений, которые до последнего времени казались более обеспеченными и потому им отказывалось в продовольственной помощи. Теперь эти селения почти сплошь сравнялись в нужде с наиболее обездоленными неурожаем. Положение детей в кантонах очень тяжелое. Многие дети представляют из себя скелетики, обтянутые желтой кожей со вздутым от навоза животом, с печальными глазами, с безсильными плечами около едва живых и истомленных матерей. На почве истощения повсюду наблюдается тяжелая форма лихорадки, усиливаются заболевания сыпным и возвратным тифом, с детьми совершается нечто ужасное.
Гибнут ребятишки — гибнут цветы жизни.
Зампредтатцика и Уполномоченный по улучшению жизни детей И. КАЗАКОВ
РГАСПИ. Ф.78. On. 1. Д. 39. Лл. 13-15 об. Подлинник. Машинопись. №22
ТЕЛЕГРАММА № 11188 ИЗ СЫЗРАНИ М.И. КАЛИНИНУ О ПОЛОЖЕНИИ С ЭВАКУАЦИЕЙ ДЕТЕЙ-БЕЖЕНЦЕВ
17 декабря 1921г. Сызрань — Москва
<Начальнику> комполка Пры ВЦК копия камисия по евакуации при Нар-компросе лично Ленину Председателю Вцк Калинину упалномоченому Сыз-ранскаго Уоно Терскаму Москву б. Твирская Ямская д. 26, кв. 6.
Евакуация детей приводит к массовой гибели так как по имеющимся свидениям Наркомпразе прием их недостаточно <подготовлен> на местах куда евакуируют просим установит правило <как> евакуироват детей беженцев или брошеных детей для етого необходимо оборудоват мощный приемник своевременное снабжение бельем одеждой здес на месте <в>место евакуации голодных имеющих родителей проще дешевле выделит то же каличество довольствия каторое придется выдават здес на месте для чего патребуется меньшее каличество поездов отвода детей батраках 13.000 беженцев и детей мрут раздетые голодные трупы валяются не убраны обородование мощнаго приемника дизенфекция одежды и их евакуация необходимы <в> первую очеред нужно специальное целевое асиг-нование кредитов для оборудования заградителя приемника нужна срочная присылка одежды кредиты учреждения<м> исчерпаны денег нет продовольствие детдомам больницам не хватает необходимы срочные меры.
Придцика ВОЗДВИЖЕНСКИЙ Савнаркоб20 СИНЯВСКИЙ
ГАРФ. Ф. 1235. Оп. 56. Д. 30. Лл. 51-52. Телеграфная лента.

48
ДЕТИ ГУЛАГА 1918-1956
№23
ИЗ КНИГИ В.И.КУФАЕВА «ЮНЫЕ ПРАВОНАРУШИТЕЛИ» (издана в 1925 г.)
<...> С, Октябрьской революции детские правонарушения достигли наивысшего предела в 1921 году. Они особенно сильно повысились в голодающих губерниях и в местностях, куда стекалось детское население из голодных губерний. Наше утверждение относительно того, что усиленный рост детских правонарушений в 1921 г. зависел, главным образом, от неурожая, голода, может быть аргументировано тем, что в 1920 году и, приблизительно, за полгода по РСФСР без Москвы и Петрограда в комиссии поступило 12500 несовершеннолетних, обвинявшихся в общественно-опасных действиях. В 1921 году, также за полгода, по тем же местностям поступило 32 585 несовершеннолетних. <...>
Невольно обращает внимание колоссальный рост детских правонарушений в мае месяце 1921 г. Такое повышение объясняется тем, что с наступлением тепла в Москву прибыли значительные массы детей из голодных мест Поволжья. Голодного ребенка Поволжья можно было встретить на каждом шагу и, в особенности, на вокзалах, где они занимались или попрошайничеством или кражами.
В Москве у большинства несовершеннолетних, привлекавшихся в комиссии <по делам несовершеннолетних^ родители были ремесленники, чернорабочие, рабочие на фабриках, заводах и служащие рабочего труда (курьеры, сторожа, кучера, прислуга и другие). Широкое развитие правонарушений среди несовершеннолетних, родители которых имеют упомянутые профессии, обусловливается тем, что самый характер их занятий заставляет родителей работать вне дома и, следовательно, предоставлять детей самим себе. Отсюда детская заброшенность. Что касается социального состава юных правонарушителей по РСФСР, то подавляющее большинство составляют несовершеннолетние, родители которых заняты сельским хозяйством. Мы полагаем, что высокий процент несовершеннолетних правонарушителей из крестьянских семей объясняется не только преобладанием в губернских местностях крестьянского населения, но и неурожаем 1921 года и экономическим упадком деревни, в силу чего детское население деревень и сел приходит в город искать материальной помощи и заработка и здесь же, не находя его, занимается кражами.
<...>
Преимущественное сосредоточение беспризорных детей в городах объясняется, главным образом, тем, что в городах концентрируются путем естественного движения населения беспризорные дети из сельских местностей. Наряду с этими значительную роль в развитии детской беспризорности в губернских городах играют условия городской жизни, характерные конкуренцией спроса и предложения труда, невозможность найти применение своих сил для сельских подростков в городах, незнакомство с городской жизнью, большое наличие отрицательных явлений (ночлежные дома, разного рода воровские компании и т.п.), — все это в совокупности осложняет для юного подростка борьбу за существование, и он в губернских городах быстрее, чем в сельских местностях, докатывается до состояния беспризорности. Это находится в соответствии и с тем, что в приемники губернских городов главный контингент беспризорных детей попадает из милиции, с вокзала, из ночлежных домов, в то время как в уездах, городах и сельских местностях — от родственников и одиноких родителей, в силу происходящих в деревне переустройств в экономическом и бытовом положении крестьянина.

ГЛАВА I. «МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ МИР ПОСТРОИМ...» 1918-1936 гг.
49
Признавая за городом значение места, концентрирующего беспризорных детей, мы на основании наших данных приходим к выводу, что в городских местностях открытая беспризорность среди детского населения стоит выше, чем в уездных городах и сельских местностях.
Из отдельных городов детская беспризорность более всего развита в Москве. Что касается отдельных губернских городов, то наиболее высоким уровнем детской беспризорности продолжают отличаться города местностей: во-первых, пораженных голодом в 1921 г., во-вторых — принявших голодающих детей. Высоким уровнем детской беспризорности отличаются и места, в которых находится железнодорожный узел. Доказательством высказанных соображений служат статистические сведения о числе беспризорных детей, прошедших через первичные учреждения различных городов.
Таким образом, наибольшее число беспризорных детей находится помимо Москвы, в гг. Казани, Саратове, Покровске, Краснодаре, другими словами, в центрах губерний, как мы и отметили, пораженных в 1921 г. неурожаем. Что же касается таких городов, как Орел, Воронеж, Нижний Новгород, Вологда и др., то это города губерний, в которых размещались дети из голодающих губерний. Среди уездных городов необходимо отметить высокий уровень детской беспризорности в г. Острогожске, в уезде которого был в 1921 году сильный неурожай. Обращают внимание высокие числа беспризорных детей в гг. Валуйки, Козлов, Великие Луки, Рузаевка и др., являющихся железнодорожными узлами. Итак, развитие беспризорности в той или иной местности определяется как ее экономическим положением в цепи народного хозяйства, так и другими объективными условиями. Приводимые статистические данные значительного количества о наличии беспризорных детей в различных местах позволяют сделать выводы в том смысле, что, во-первых, детская беспризорность еще не изжита, а во-вторых, — она развита, главным образом, в губерниях Поволжья. Скопление же беспризорных детей на железнодорожных станциях свидетельствует о широкой волне странствующих детей.
Характерную особенность детской беспризорности составляет то, что прежде, чем беспризорный ребенок, ставший таковым в возрасте с семи-восьми лет, попадает к педагогу-воспитателю, он обыкновенно проводит время в самой разнообразной обстановке, и притом по преимуществу отрицательного характера (например, в ночлежках, чайных и т. п.). В условиях такой окружающей обстановки у него вырабатываются своеобразные способы приспособления, происходит накопление нездоровых навыков.
Первоначально он влачит свое жалкое существование в различных притонах, прислуживая лицам старшего возраста, выполняя всевозможные поручения по продаже краденых вещей, выпрашиванию милостыни, приборке помещений и т.п., причем все, что происходит среди обитателей, безусловно, не ускользает от его взора. Одним словом, ребенок все происходящее в нездоровой обстановке воспринимает точно так же, как если бы он находился и в здоровой обстановке. И как ребенок в здоровой обстановке воспринимает все здоровое, так и беспризорный ребенок в условиях дурной среды склонен к восприятию только нездорового. Но жизнь беспризорного ребенка может проходить и не в ночлежках или в чайных, а также на улицах, площадях, рынках и других местах скопления публики. Оставаясь и здесь без надлежащего воспитательного присмотра, он, само собою разумеется, подвергается самым дурным влияниям, например, вращаясь на рынке, главным образом, среди лиц, занимающихся мошенничеством, он знакомится со способами мошенничества или воровства и т. п. Показательно то, что дети, оказавшиеся физически беспризорными, примыкают большею

50

No comments:

Post a Comment